Детектив наследство

Детективы Виктории Платовой

«Прошлое умеет ждать»: кому достанется наследство?

11 февраля 2018

Кому достанется наследство умершей бабушки, если с каждым днём наследников становится всё меньше и меньше?

После ссоры с женихом Андреем (Сергей Марин) Полина (Татьяна Арнтгольц) приезжает в дом к бабушке, с которой всю жизнь прожил старший из внуков – умственно отсталый Лёка. По воле старушки после её смерти свою долю наследства получит лишь тот из внуков, кто будет присутствовать в доме в момент оглашения завещания. Неожиданно для всех родственников происходят загадочные смерти. С каждым днём претендентов на наследство становится всё меньше и меньше. И вскоре наследники понимают, что разгадку к происходящему следует искать в преступлении, произошедшем 20 лет назад.

– У автора этой истории Виктории Платовой есть свой стиль, – говорит режиссёр Игорь Нурисламов. – В её романах присутствует некий сюрреализм в повествовании, мистика. Несмотря на то, что наша история – камерная, сам фильм построен, как квест. События разворачиваются в течение трёх дней, не считая постоянных «флешбэков» в прошлое. У нас очень много персонажей, но характеры героев настолько отличаются друг от друга, что мы ни разу не путались в именах. В отличие от романа, в нашем фильме появился возлюбленный Полины – Андрей. И если книга намного жёстче, то у нас пусть и получился полумистический триллер, финал несколько смягчён. Мне понравилось, что в этом фильме есть возможность в необычной форме сказать об очень важной вещи: ни при каких обстоятельствах нельзя предавать детей, какими бы они ни были.

– Поиски исполнителей на главные роли были долгими, – продолжает Нурисламов. – С первого раза были утверждены лишь двое артистов, сыгравшие в фильме близнецов Миш (Денис Пьянов) и Маш (Елена Мартыненко). А исполнители главных ролей – Татьяна Арнтгольц (Полина), Сергей Перегудов (Шило) и Филипп Дьячков (Ростик) – в очередной раз подтвердили свой профессионализм, проявив во время съёмок выносливость и характер. Так случилось, что на съёмках некоторых эпизодов, когда, к примеру, между Шило и Полиной происходит важный разговор на берегу, нам пришлось работать в штормовую погоду. Был сильный ветер, хлестал дождь, но все артисты стойко выдержали бурю. А Филипп Дьячков, героя которого убивают и оставляют в воде, без гидрокостюма лёг в воду и несколько дублей лежал на мелководье, омываемый ледяными волнами Финского залива и обдуваемый северным ветром. Страдания артистов оказались не напрасными – на мой взгляд, это самые выразительные кадры картины.

По сюжету герои фильма собираются в домике у моря.

– Съёмки проходили в Зеленогорске, под Питером, на берегу Финского залива, где мы нашли «особнячок бабушки», – вспоминает режиссёр. – А замок, куда получает приглашение Тата, и который, якобы, находится рядом с домом, мы нашли в Санкт-Петербурге, на улице Большая Озёрная. Этот дом, стилизованный под средневековый, был построен в 90-х годах. В таких необычных интерьерах постоянно живёт семья, которая иногда сдаёт своё жилище для съёмок кино.

m.tvc.ru

«Детективы. Ничьё наследство»

31.03.2017, 4:05 Детективы Сериал (Россия)

По просьбе своего знакомого, Ильи Пескова, детектив Игорь Лукин пытается восстановить обстоятельства смерти его дочери Анны, погибшей три месяца назад.

В главных ролях: Алексей Насонов, Игорь Лукин.

Детективы

Понедельник–четверг

«Детективы», снятые в жанре сериалити, стали уникальным телевизионным проектом. Здесь показаны ситуации, в которые может попасть каждый из нас. Не у всех есть возможность оплатить услуги частного детектива, но увидеть, как частные сыщики раскрывают запутанные преступления может каждый зритель Пятого.

Другие рубрики

Новости канала

Рутгер Гарехт выступит на празднике «Алые паруса 2018»

Победитель пятого сезона шоу «Голос. Дети» выбрал песню, с которой его связывают особые чувства. Но название композиции он пока не раскрывает.

Пресса о компании

Композитор раскрыл секреты «Алых парусов — 2018»‍

Композитор «Алых парусов — 2018» Игорь Заливалов раскрыл секреты главного праздника выпускников санкт-петербургских школ.

Жители столицы выбирают Известия на Пятом!

14 июня выпуск программы «Известия» принёс Пятому первое место по Москве среди всех федеральных каналов. Золото было завоевано с долей 11,2% в аудитории «Все 25-49» в дневном прайме.

Кино и сериалы
Для рекламодателей
Прямой эфир
Поиск по сайту
Подключайся!

© ОАО Телерадиокомпания «Петербург», 1998—2018. Все права защищены.

Используя настоящий сайт, Вы тем самым обязуетесь выполнять условия Соглашения и учитывать информацию, содержащуюся в Уведомлении.

Внимание! Отдельные видеоматериалы, размещенные на настоящем сайте, могут содержать информацию, предназначен­ную для лиц, достигших 18 лет.

www.5-tv.ru

«Роковое наследство. Английский детектив» — Светлана Крылова

Роковое наследство
Английский детектив
Светлана Крылова

© Светлана Крылова, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Мэрион, шла по улице, и крупные капли дождя стекали по её лицу, смешиваясь со слезами. Она остановилась и посмотрела заплаканными глазами на большой дом своей хозяйки.

– Когда же у меня будет свой дом? – подумала она, вытирая лицо платком. – Мне то же хочется иметь деньги, служанку… Ну ничего, скоро всё изменится, – Мэрион, слегка улыбнулась, открыла дверь своим ключом и вошла в прихожую. После уличного прохладного воздуха, в доме было очень душно. Мокрый зонтик она поставила в корзину, поправила свои волосы перед зеркалом, и пошла на кухню.

– Что здесь было? – Мэрион, растерянно стояла на пороге кухни, оглядывая стол, заставленный грязной посудой. – Неужели вечером здесь были гости? Мисс Минс мне ничего не говорила.

Она положила продукты в холодильник и стала переодеваться. На часах было почти десять. К этому времени завтрак должен быть в комнате мисс Минс. Мэрион поставила чайник на плиту, а сама пошла в гостиную. Как ни странно, там был порядок. Когда она открыла окно, свежий воздух с запахом дождя проник в душную комнату. Мэрион глубоко вдохнула свежий воздух и осмотрела комнату. Гостиная была просторной, и светлой. В промежутке между окнами находился шкаф, потёртый от времени, которым мисс Минс почему-то очень дорожила. На верхней части стояли фотографии её семьи и несколько фарфоровых статуэток. Нижняя часть была закрыта дверцами с резным орнаментом. Посередине комнаты напротив друг друга стояли два не больших дивана. В углу, консоль с напитками. А на противоположной стене возвышался угловой камин из бутового камня. Два кресла оливкового цвета, как и во всех домах, стояли возле камина. Мэрион поправила занавески и протерла подоконники. Золу в камине она решила убрать после завтрака, так как чайник уже подоспел. Она пошла на кухню, заварила чай, положила несколько листиков мяты и поставила на поднос рядом с тарелкой бисквитами. Мэрион поднялась по лестнице и постучала в дверь спальни мисс Минс, но ей никто не ответил. Она тихо открыла дверь и вошла в комнату. И тут перед ней открылось жуткое зрелище. Мисс Минс лежала на полу возле окна, руки были раскинуты в разные стороны, на лице застыло выражение ужаса. Мэрион, закричала, выронила поднос из рук и выскочила из спальни. Очнувшиеся в прихожей, она долго не знала, что ей делать, пока её глаза не остановились на телефоне. Мэрин дрожащей рукой набрала телефонный номер.

– Слушаю, – еле слышно ответил голос в телефонной трубке.

– Миссис Холенс, – запинаясь, сказала она. – Это, это Мэрион…

– Что случилось, Мэрион? – на этот раз голос прозвучал довольно громко.

– Миссис Холенс, случилась ужасная трагедия, Ваша тетя, т.е. мисс Минс, умерла, – взволнованно сказала Мэрион.

– Что!? Мэрион, ты не ошиблась? – она закричала в трубку.

– Нет. Что мне делать? – дрожащим голосом спросила она.

– Ничего не трогай. Я сейчас приеду.

– Хорошо, миссис Холенс.

Мэрион положила трубку. Ей стало страшно одной оставаться в доме, она оделась и вышла на улицу. Дождь уже прекратился, но ничего не замечала вокруг себя, Мэрион стояла под зонтиком и смотрела на дорогу в ожидании Моники.

Сэйбол лежала ещё в постели, ей так не хотелось вставать. Она сладко потянулась, откинула одеяло, спустила свои ноги на мягкий ковер, встала и подошла к туалетному столику.

– Да, выгляжу я неважно после вчерашней встречи у моей тетушки, – посмотрев на себя в зеркало, она приподняла руками свои роскошные волосы. – Но это поправимо. Холодный душ, крепкий чай, и я стану опять красавицей.

После душа она спустилась в столовую, взяла чашку чая и подошла к окну. Воздух был наполнен волшебством после дождя. Солнечные лучи пробивались сквозь облака, а капли от дождя на листве деревьев переливались под лучами солнца.

– Сегодня погода обещает быть хорошей. Можно прогуляться и зайти к Эллин, – вслух размышляла Сэйбол. – Она почти перестала ко мне заходить. Что у неё могло случиться? Может, она поругалась с Питером? Это надо узнать.

Она поставила чашку на стол, и пошла к себе в спальню, привести себя в порядок.

К дому мисс Минс подъехала машина. Из неё вышел пожилой мужчина и миссис Холенс. Моника побежала к ним на встречу.

– Миссис Холенс, доктор Гудмэн, – истерически закричала она.– Я так рада, что Вы приехали. Если бы Вы не приехали так скоро, то я сошла бы с ума.

– Успокойся, Мэрион. Мы сейчас с доктором во всём разберемся.

Они зашли в дом. Мэрион неуверенно последовала за ними.

– Миссис Холенс, Вы не возражаете, если я останусь здесь? Я очень боюсь покойников, – умоляющим голосом сказала Мэрион.

– Можешь остаться, мы справимся без тебя. Только прошу тебя, никого не впускай в дом.

– Слушаюсь, миссис Холенс.

Мэрион осталась в гостиной. Она прошлась по комнате, машинально завела каминные часы, поставила на место подсвечники и присела на диван. На её лице было беспокойство и досада.

– Да, всё произошло очень быстро? – подумала Мэрион. – Надо что-то предпринимать… – за своим размышлением, она не заметила, как в комнату вошли доктор и миссис Холден.

– Мэрион, ты хорошо себя чувствуешь? – спросила Моника.

– Всё хорошо, – растерянно ответила она, вставая с дивана. – Ну, что там, миссис Холенс?

– Она умерла от сердечного приступа, – со слезами на глазах сказала Моника.

– Мне нужно вызвать полицию. Таков порядок. Я их дождусь и дам заключение о смерти, – сказал доктор.

– Да, да. Конечно, – растерянно сказала Моника. – Это очень любезно с Вашей стороны, – она села на диван. – Мэрион, принеси нам чай.

– Слушаюсь, миссис Холенс. Вам с мятой?

– С мятой и молоком. Ей нужно успокоиться, – заботливо сказал доктор.

Мэрион принесла чай. Поставила на столик напротив Моники.

– Что-нибудь ещё? – спросила Мэрион, разливая чай по чашкам.

– Спасибо можешь идти, только не покидай дом. У полиции могут быть вопросы к тебе.

– Слушаюсь, миссис Холенс, – Мэрион послушно ушла на кухню, оставив доктора и Монику в гостиной.

Доктор пил чай и записал что-то себе в блокнот. А миссис Холенс расхаживала по гостиной с чашкой чая в руке.

– Миссис Холенс, Вам нужно успокоиться. Выпейте ещё чаю.

– Спасибо Вам, доктор, за Вашу заботу, но мне больше не хочется, – Моника села на диван. – У меня не укладывается в голове. Тетя никогда не жаловалась на сердце. По крайней мере, я этого не помню.

– Такое случается. Немногие обращают внимание на своё здоровье.

В том числе и Ваша тетя. Она не любила лечиться и постоянно избегала меня. Но как-то раз она пришла ко мне и пожаловалась на головную боль. Я ей прописал порошки и просил зайти ко мне ещё раз. Но она больше не пришла.

– Давно это было? – удивленно спросила Моника.

– Примерно год назад. Точно я сейчас не могу сказать, но в картотеке у меня всё записано.

– Эти данные нужны больше полиции, чем мне, а с меня хватит и то, что я видела сегодня, – Моника посмотрела на доктора, и воскликнула: – Боже мой, я не позвонила Сэйбол!

m.mybook.ru

Частный детектив 2 месяца искал бомжа, которому оставили огромное наследство

Полицейская статистика показывает, что у бездомных людей практически нет шансов вернуться к нормальной жизни – в 99% случаев они заканчивают свою жизнь на улице.

Но у любого правила есть исключение. История, произошедшая на днях в американском штате Юта, стала таким исключением.

По сообщению американских СМИ, в начале этого года в Нью-Йорке скончался обеспеченный адвокат — мистер Мелитцер. Часть своего наследства он оставил своему брату Максу, с которым они потеряли связь несколько лет назад.

Как передает New York Daily News, сначала семья умершего адвоката сама пыталась найти Макса Мелитцера, но безуспешно. Тогда семья Мелитцер обратилась к услугам частного детектива – Дэвида Лундберга. Детективу поставили задачу – найти Макса Мелитцера и рассказать ему о наследстве.

Сообщается, что детектив два месяца искал брата умершего богача по всей Америке. В конце концов, поиски привели его в Солт Лейк Сити, штат Юта.

После опроса местных жителей и информационного сообщения на местном радио сыщик узнал, что похожий на Макса человек действительно живет в городе. Конкретно – на городских улицах.

На днях сыщик встретился с Максом Мелитцером в городском парке. Перед детективом предстал обычный американский бомж с тележкой из супермаркета, где хранились все его пожитки. Макс рассказал, что живет под мостами, в коробках, на заброшенных складах уже несколько лет. Он поведал, что его несколько раз избивали, грабили, отняли наручные часы.

После этого детектив сказал 60-летнему Максу: «Мужик, ты богат. Твой брат оставил тебе наследство». По словам детектива Лундберга, Макс Мелитцер был шокирован этой новостью. Сыщик отметил, что угрюмый бомж в один момент превратился в мягкого человека, «с которым можно о многом поговорить».

Дэвид Лундберг не назвал New York Daily News сумму, которую получил Макс Мелитцер в наследство. Однако он сообщил, что Максу больше не нужно ни о чем заботиться — денег бывшему бомжу хватит до конца его жизни. Лундберг отметил, что теперь у Макса будет свой дом и нормальная человеческая жизнь.

m.newizv.ru

Посмертный детектив Юлиана Семенова. Наследство писателя досталось чужим людям

Квартира писателя в Доме на набережной оказалась в центре семейного конфликта

20.03.2014 в 13:17, просмотров: 32170

Последние годы своей бурной, насыщенной жизни писатель Юлиан Семенов провел в легендарном Доме на набережной. Сюда он возвращался после опасных командировок в Никарагуа и Афганистан, приглашал друзей. Здесь написаны все последние вещи: «Синдром Гучкова», «Приказано выжить», продолжение романов о Штирлице «Экспансия-1» и «Экспансия-2». Но сегодня в квартире, где жил Семенов, хозяйничают чужие люди. Врезают свои замки, занимают комнаты.

С дочерьми писателя Ольгой и Дарьей Семеновыми мы направляемся в Дом на набережной. Мысли нас обуревают совсем невеселые.

Три четверти квартиры — собственность семьи Ольги Семеновой, в ее паспорте штамп о регистрации с адресом: улица Серафимовича, дом 2, квартира 242. Одна четверть еще недавно принадлежала ее матери — вдове писателя Екатерине Сергеевне Семеновой.

Сегодня квартира 242 на втором этаже стала сценой для нового детектива, печального и постыдного.

События развиваются по закону детективного жанра. На подходах к дому нас караулит некий мужчина с видеокамерой наперевес. Представляется Валерием Юрьевичем Большаковым, братом Татьяны Анатольевны Анисимовой — новой хозяйки одной четвертой жилплощади. Разные фамилии (сестра не замужем), разные отчества. Вежливо интересуюсь степенью родства. Может быть, они сводные? Валерий Юрьевич вспыхивает: «Какая разница!» Он дежурит под дверью, чтобы не допустить взлома замков.

Ольга пытается вставить ключи в замочную скважину — увы, ничего не получается. Названый брат Анисимовой ухмыляется: «Приходите в полвосьмого вечера, когда вернется с работы хозяйка!»

Эту квартиру Юлиан Семенов получил в 1985 году. Пять комнат: столовая, гостиная, три спальни — всего 111 квадратных метров. Он очень гордился, что живет в легендарном доме. Однажды его кузина — ветеран Петровки, 38, Галина Петровна Тарасова не удержалась: «Ну что, тебе не дают покоя эти мемориальные доски?» Семенов промолчал, хотя сознавал, наверное, что придет день, когда и его имя будет впечатано в бронзу.

После смерти Юлиана Семенова квартиру приватизировали. Четверть жилплощади досталась его вдове Екатерине Сергеевне Семеновой, остальное — семье Ольги (старшая сестра отказалась от своей доли в ее пользу). Продавать квартиру в Доме на набережной не собирались: слишком многое было связано с этими родными стенами. Ольга планировала открыть здесь мемориальный музей Юлиана Семенова.

Екатерина Сергеевна происходит из очень известной семьи. Она правнучка русского живописца Василия Сурикова, автора «Боярыни Морозовой», «Утра стрелецкой казни», внучка художника Петра Кончаловского, дочь Натальи Петровны Кончаловской от первого брака с пианистом Алексеем Богдановым и падчерица Сергея Михалкова.

Доверчивая и внушаемая по характеру, она с юности боялась, что над ней тяготеет родовое проклятие. Сохранилось предание, что бывшая жена ее отца прокляла Наталью Петровну Кончаловскую и ее будущих детей за то, что та увела мужа из семьи.

— У бабушки действительно очень долго рождались мертвые дети, — говорит Дарья. — Она вымаливала нашу маму перед иконой «Взыскание всех погибших». И мама, веря в силу проклятия, все отдавала цыганкам, объясняя: «Если я это не сделаю, вы погибнете!» С годами мамина доверчивость усиливалась. И всегда находились люди, которые этим пользовались.

Она рассказывает историю о том, как Екатерина Сергеевна еще в советские времена продавала бриллиантовое кольцо, подарок Натальи Петровны Кончаловской, чтобы купить дачу. Она доверила его своей приятельнице, которая ходила из дома в дом, предлагая драгоценность всем подряд. В конце концов получила чемодан с «куклой» — фальшивыми деньгами. Через три года поисков сыщики Петровки, 38, рискуя жизнью, нашли кольцо у вора в законе, который при задержании пытался его проглотить.

Ее брак с Юлианом Семеновым был заключен по великой любви, но счастья не принес никому. Они оказались слишком разными людьми.

— Нашим воспитанием всегда занимался отец, — вступает в разговор Дарья. — Он был нашей матерью. А она находилась где-то в стороне. Когда они расстались, папа ее содержал: платил 700 рублей в месяц — министерская зарплата по тем временам, но матери все равно не хватало. Она без конца закладывала-перезакладывала драгоценности. У нее появился близкий друг. Она приезжала к нам и опять уезжала.

Екатерина Сергеевна восемь раз подавала на развод. Из семнадцати прожитых совместно лет больше было врозь, чем рядом. Она не раз желала своему мужу смерти, но, когда его свалил тяжелейший инсульт, вернулась к нему и три года самоотверженно ему служила. Надорвалась, заработала грыжу, но у лежачего больного не было ни одного пролежня.

После смерти Юлиана Семенова Екатерина Сергеевна взяла его фамилию: была Михалковой — стала Семеновой. Не из уважения к памяти знаменитого мужа, а из желания причинить боль отчиму Сергею Владимировичу Михалкову, который ее удочерил и вырастил как родную. На восьмом десятке она задумала поменять отчество Сергеевна на Алексеевна и в одном интервью представилась журналистке именно так.

— Когда Сергей Владимирович об этом узнал, он принял жесткое, но справедливое решение: лишил ее наследства. После его смерти мама подготовила иск на его вдову Юлию Субботину, — рассказывают сестры.

Екатерине Сергеевне за восемьдесят. Она больной человек, инвалид первой группы с букетом тяжелых заболеваний. Десять лет назад врачи поставили ей диагноз «ишемия головного мозга». Она шесть лет не выходит из дома и, естественно, не может жить одна и нуждается в посторонней помощи.

Старшая дочь Дарья не раз предлагала матери переехать к ней, но всегда получала решительный отказ. Младшая Ольга тоже звала ее к себе в Париж (она постоянно живет во Франции).

— У меня была возможность поселить ее в отдельной квартире, нанять сиделку, — переживает Ольга. — Мы бы ее обхаживали, и Даша бы навещала! «Тогда мы продадим квартиру в Москве!» — выдвигала условие мама. Я соглашалась. «Еще придется продать дачу, которую ты построила», — мама продолжала диктовать. Я не возражала. И, наконец, ставился ультиматум: «Я поеду, если ты немедленно продаешь дом-музей отца в Крыму!» Она прекрасно знала, что на это я никогда не пойду, и торжествующе заявляла: «Тогда я остаюсь!»

Дом-музей Юлиана Семенова в поселке Олива (Верхняя Мухалатка) в Крыму — детище Ольги. На виллу «Штирлиц», как называл писатель свою скромную дачу, расположившуюся на семи сотках склона, настоящее паломничество почитателей его таланта. Как это продать?

Теперь Ольга думает, что стоило пообещать расстаться с домом-музеем, чтобы забрать маму в Париж, но трудно отделаться от мысли, что это был только предлог. Екатерине Сергеевне кто-то внушил, будто Ольга, которая выстроила для нее загородный дом и высылает каждый месяц две с половиной тысячи евро, сдаст ее в интернат для престарелых. Находились люди, которые старательно вбивали клин в отношения между матерью и дочерью.

Кончилось тем, что Ольга, приезжая в Москву, вынуждена была останавливаться в отеле. Родная мать закрыла перед ней дверь своего дома. Зато открыла сомнительным персонажам, легко входившим к ней в доверие. Они делали все, чтобы изолировать вдову Юлиана Семенова от семьи. Больной женщиной, которой скоро исполнится 83 года, легче манипулировать, когда вокруг нее словно выжженное поле. Параллельно из ее дома исчезали бесценные картины Петра Кончаловского. В новом окружении альтруистов не наблюдалось.

Появлялись весьма экзотические персонажи от тренера по славяно-горицкой борьбе, в перстнях и татуировках, до человека, готового за 30 тысяч долларов выполнить работу киллера. Врач из местной больницы ежедневно на протяжении четырех лет менял Екатерине Сергеевне повязку на стопе за 5 тысяч рублей. Помощница вывезла в неизвестном направлении прекрасную мебель, купленную Дарьей, и закупила нечто на свой вкус, уплыли лучшие книги из семейной библиотеки, появились одеяла по 40 тысяч рублей. Некая Елена Александровна с аппаратом для биодиагностики исправно брала 200–300 долларов за визит. Продавались картины Петра Кончаловского, выманивались непонятно на что непомерные деньги. Дошло до того, что сторож позвонил Ольге в Париж: «Ольга Юлиановна, сделайте что-нибудь! Екатерина Сергеевна окружена аферистами!»

В 2012 году вдова подарила свою долю в Доме на набережной внуку Филиппу — сыну Дарьи. Ольга обрадовалась: квартира остается в семье. Но прошло полтора года, и Екатерина Сергеевна попросила вернуть подарок. Внук послушно отдал: желание бабушки — закон. Требовать подарки назад вполне в духе старой женщины. К примеру, она трижды отсылала старшей дочери Дарье картины Петра Кончаловского и трижды их забирала. С великим сожалением вспоминала, что много лет назад подарила Ольге несколько картин того же Кончаловского, повторяя при этом: «Ты лишила меня моего наследства!» Но в случае с квартирной долей события приняли неожиданный оборот.

— Юристы Дмитрий Алексеевич Опарин и Вадим Александрович Бурлаков получили от мамы доверенности на ведение ее дел и составили от ее имени письмо о том, что она хочет продать свою долю в квартире за 430 тысяч долларов США, а я могу воспользоваться своим преимущественным правом выкупа. Меня эта сумма поразила, она была завышена вдвое, — возмущается Ольга.

Цифра действительно космическая. И не в том даже дело, что за такие деньги можно купить приличную квартиру в любой европейской столице или виллу на морском берегу. По оценкам риелторов, реальная среднерыночная цена данной доли колеблется от 200 до 250 тысяч долларов. Дело в том, что квартира при распределении долей автоматически не делится на комнаты. Доля — предмет абстрактный и продается по более низкой стоимости, чем комната в коммуналке. Разница в цене иногда доходит до 40 процентов.

Кто они — покупатели доли? Среди них преобладают желающие получить регистрацию, им порой и 1/64 достаточно. Вторая группа — небогатые и конфликтные персонажи, готовые к «кастрюльной» войне за свои квадратные метры на исторически чужой территории. И, наконец, профессиональные рейдеры, которые покупают доли для того, чтобы в дальнейшем, используя свои бандитские технологии, отжать у упорствующего собственника всю квартиру за бесценок.

— Я уведомила господина Опарина через моего адвоката, что готова выкупить долю за 220 тысяч долларов США, — продолжает Ольга Семенова. — По телефону Дмитрий Алексеевич мне сказал, что они согласны. Мы с мужем состоятельные люди, но даже для нас это очень большие деньги. Таких средств на наших счетах не было, и мой муж выставил на продажу свою квартиру. Когда подруга Любовь Черных готовила документы, а банк осуществлял перевод денег на мой счет в России, позвонил господин Опарин: «Поторапливайтесь, потому что у меня есть покупатель, готовый приобрести эту долю за 430 тысяч долларов США!»

События развивались стремительно. Ольга прилетела в Москву 20 декабря прошлого года. На 23-е были заказаны деньги в банке, а 25 декабря она должна была приехать с нотариусом к своей маме для оформления сделки. И тут гром грянул: выяснилось, что злополучная доля уже продана постороннему человеку — некоей Анисимовой Татьяне Анатольевне 1988 года рождения из поселка Коммунарка.

— Мне позвонил Валерий Юрьевич, представившийся ее братом, и предупредил: «Вы не знаете, с кем имеете дело! У нас есть дома и квартиры! Пока вы во Франции, мы будем жить здесь в свое удовольствие», — излагает Ольга. — А 17 января поздно вечером в квартиру, где у нас проживал арендатор, гражданин Франции, вломились с участковым некие люди.

Получила ли Екатерина Сергеевна без малого полмиллиона долларов за свою долю? Она отказывается отвечать. По состоянию здоровья она могла подписать любой документ. В период сделки на ее имя приобретен абсолютно не нужный ей участок по Калужской дороге. Родные видели эти «угодья», которые оцениваются в 70 тысяч долларов исключительно благодаря близости к Москве.

. Около восьми часов вечера возвращаемся в Дом на набережной. В квартире уже знакомый нам Валерий Юрьевич, Татьяна Анатольевна и еще двое молодых мужчин крепкого телосложения. Один представляется ее гражданским мужем, другой — юристом. С порога требуют снять обувь: пол вымыт.

Татьяна Анисимова, 27 лет по паспорту, совсем не похожа на преуспевающую бизнесвумен или подругу миллионера. Видимо, новый статус, обрушившийся на девушку из поселка Коммунарка, еще не успел наложить свой особый отпечаток на ее внешность.

Что за каприз — выложить 430 тысяч долларов за четвертую долю в чужой квартире?

«Мне хотелось жить в центре Москвы!» — заявляет Анисимова. «Ей нравится здесь! Вы же сами сказали, что квартира историческая!» — вторит названый брат Валерий Юрьевич.

Порядок пользования квартирой пока не установлен, но дверь, за которой расположены две комнаты — кабинет Юлиана Семенова и спальня, — заперта. Ключи Ольги Семеновой, конечно, не подходят. Татьяна Анатольевна врезала новый замок и наотрез отказывается открыть дверь: «Здесь мои личные вещи. Мы где хотим, там и живем. Сначала заехали в большую комнату, но там нам не понравилось, и мы перебрались сюда!»

«Наша мать, в силу возраста и беспомощного состояния, является марионеткой в их руках, вряд ли знает о размере перечисленных денег и не понимает юридических последствий продажи доли, если вообще знает об их перечислении», — написали Ольга и Дарья Семеновы в заявлении в прокуратуру, Следственный комитет и управление по борьбе с экономическими преступлениями.

Эта история выматывает силы, рвет душу и в конечном итоге чернит имя Юлиана Семенова. Мастеру детективного жанра в самом страшном сне не могло присниться, что его квартира превратится в осажденную крепость для его любимых дочерей.

«Мама, зачем ты это сделала? — спросила Ольга. — Если бы ты продала свою долю мне, деньги бы достались тебе, а квартира осталась в семье». «А мне все равно. Я от тебя отделалась!» — Екатерина Сергеевна бросила трубку.

В последнее время вдова перестала впускать в дом даже медсестру. Она осыпает проклятиями своих детей. А они боятся за ее жизнь.

Заголовок в газете: Посмертный детектив Юлиана Семенова
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26482 от 21 марта 2014

www.mk.ru

Еще по теме:

  • 44 налог 44. Налог на игорный бизнес Игорный бизнес – предпринимательская деятельность, связанная с извлечением организациями или индивидуальными предпринимателями доходов в виде выигрыша и (или) платы за проведение азартных игр и (или) пари, не являющаяся реализацией товаров (имущественных прав), работ или услуг. Налог на […]
  • До приказа весна лето 2018 осталось Уволить в соответствии с Федеральным законом с военной службы из Вооруженных Сил Российской Федерации солдат, матросов, сержантов и старшин, срок военной службы по призыву которых истек. Напомним, ранее планировалось начать весенний призыв на срочную военную службу в Украине с 1 апреля года. В ряды ВСУ этой весной […]
  • Сумма уплаченных налогов в 1с Оплата налога на прибыль в 1С 8 в Федеральный бюджет В данной статье, мы рассмотрим, как отразить в 1С платежное поручение на уплату налога на прибыль зачисляемый в федеральный бюджет. Для примера, рассмотрим вариант, что операция составляется в программе впервые. В соответствии с п.1 ст.284 Налогового кодекса РФ […]
  • Закон рсфср от 28 ноября 1991 года Закон РФ от 28 ноября 1991 г. N 1948-1 "О гражданстве Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Закон РФ от 28 ноября 1991 г. N 1948-I "О гражданстве Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 17 июня 1993 г., 6 февраля 1995 г., 31 мая 2002 г. Информация об изменениях: Федеральным законом от 31 […]
  • Претензии по штрафам за парковку Как оспорить штраф за неоплаченную парковку Что делать, если я не согласен с решением Если решение, принятое по вашей жалобе, вас не устраивает, то в течение 10 дней с момента его получения можно обращаться в суд. Повторно подать жалобу в ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» нельзя. Не смотря на […]
  • Прописка несовершеннолетнего ребенка у бабушки можно ли прописать ребенка не с родителя И раньше, и сейчас несовершеннолетние могут быть прписаны только с родителями. Основание - ст.20 ГК РФ. Статья 20. Место жительства гражданина 1. Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.2. Местом жительства несовершеннолетних, […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.