Гарднер прокурор

Гарднер прокурор

Прокурор расследует убийство

В комнате витал дух еще не так давно кипевшей здесь бурной деятельности. Материально это проявлялось в том, что помещение было страшно замусорено, казалось, по нему прокатилась карнавальная толпа. На стенах красовались плакаты. Один из них взывал: «Дугласа Селби – в окружные прокуроры!» Чуть выше призыва – изображение привлекательного молодого человека с волнистой шевелюрой, властным, хорошей формы ртом и отчаянной решимостью в проницательном взоре. Рядом висел плакат с портретом человека в огромном сомбреро. Тот был лет на двадцать пять старше первого, его обветренное, морщинистое лицо светилось дружелюбной улыбкой. На плакате было написано: «Рекса Брэндона – в шерифы!»

В небольшую комнату ценой огромных усилий удалось втиснуть не менее полудюжины разнокалиберных столов, которые сейчас были завалены конвертами, яркими плакатиками для ветровых стекол автомобилей и прочей чепухой, что сопровождает избирательную кампанию.

Только что избранный окружным прокурором Дуглас Селби широко улыбался расположившемуся в противоположном углу шерифу Брэндону. Им пришлось выдержать жестокую битву, потребовавшую вынесения протеста, пересчета бюллетеней, обращения к суду высшей инстанции. Прошло несколько недель со дня выборов, они уже стали историей, однако политические сторонники Дугласа и Рекса пока сохраняли за собой номер в отеле «Мэдисон».

Селби сидел, скрестив длиннющие ноги. Пригладив ладонью копну густых кудрявых волос, он произнес:

– Итак, Рекс, через четверть часа нам предстоит выступить в суде с обвинением. Борьба закончилась. Признаться, без нее жизнь мне кажется пресноватой.

Рекс Брэндон выудил из кармана матерчатый кисет и насыпал табаку на листок коричневой папиросной бумаги. Толстые пальцы привычным движением скатали сигарету. Проведя языком по краю листка, он заклеил сигарету, придал ей цилиндрическую форму и сказал:

– Тебе еще придется как следует подраться, сынок. По большому счету борьба не кончилась.

Селби чувствовал себя спокойно, он нежился в кресле, словно кот на солнцепеке.

– Что они могут сделать после того, как мы заняли наши посты? – лениво протянул он.

Шериф Брэндон коротким движением зажег спичку.

– Послушай, Дуг. Я на четверть века старше тебя. Мне не довелось учиться по книжкам, но зато я знаю людей. Я патриот нашего графства и горжусь им. Здесь я родился и вырос. Я видел, как на смену коню и повозке пришли автомобиль и трактор. Я помню времена, когда невозможно было пройти по улице, не остановившись три-четыре раза, чтобы поболтать с друзьями. Сейчас все изменилось. Каждый куда-то торопится.

Шериф замолчал, поднеся горящую спичку к кончику сигареты.

– Какое все это имеет отношение к нам? – спросил Селби.

– Да такое, сынок, что люди в свое время хорошо знали, что происходит в графстве, и администрация должна была вести себя честно. Сейчас же все торопятся, заботятся только о себе и всем наплевать на окружающих. У людей так много своих проблем, что у них нет времени беспокоиться, насколько честны другие. Было бы не так скверно, если бы речь шла только о политике. Но в последние годы графство широко распахнуло двери для всех подонков из больших городов. Эта уголовная мелочь, которая не сколотила состояния на рэкете в период «сухого закона», разнесла по стране злобу, обман, мошенничество. Сэм Роупер, твой предшественник, пользовался этим. Впрочем, ты это знаешь не хуже меня. Теперь же нам вдвоем предстоит выгребать всю грязь.

– Чистка уже пошла, – вставил Селби. – Мошенники увидели свой смертный приговор в результатах голосования. Сейчас они убираются отсюда. Сомнительные забегаловки либо закрываются, либо меняют стиль работы.

– Некоторые меняют, а некоторые нет, – заметил Брэндон. – Однако суть дела в том, что нам надо следить буквально за каждым своим шагом, особенно вначале. Если будет совершена хотя бы одна серьезная ошибка, поднимется такой шум, что нас вышвырнут с наших постов.

Селби посмотрел на часы, поднялся и жестко сказал:

– Потребуется много шума, чтобы выставить меня вон. Время, Рекс, пошли.

Штаб выборов был расположен на последнем этаже отеля «Мэдисон». Когда шериф с прокурором вышли из номера, дальше, в середине покрытого ковром коридора, распахнулась еще одна дверь. Из нее выскользнул застенчивый человечек, облаченный в черный сюртук с белым пасторским воротничком вокруг шеи.

Казалось, он идет на цыпочках, чтобы, не дай бог, не побеспокоить кого-нибудь. Человечек торопливо подошел к лифту и нажал на кнопку вызова.

Пока решетчатая кабина поднималась на последний этаж, прошло немало времени, и Селби смог хорошо рассмотреть маленького пастора. Лет, наверное, сорока пяти – пятидесяти пяти, изящный, даже хрупкий, в блестящем от старости, потертом сюртуке, он был на целую голову ниже окружного прокурора.

Когда лифтер открыл дверь, маленький пастор вошел в кабину и голосом человека, привыкшего говорить с кафедры, произнес:

– Третий этаж. Пожалуйста, выпустите меня на третьем этаже.

Селби и шериф вошли в лифт. Рекс Брэндон с серьезным видом подмигнул окружному прокурору поверх головы ничего не подозревающего служителя церкви. Когда на третьем этаже пассажир вышел, шериф ухмыльнулся и сказал:

– Бьюсь об заклад, там, откуда он приехал, похорон гораздо больше, чем свадеб.

Окружной прокурор, погруженный в свои размышления, ответил, лишь когда они дошли до конца холла первого этажа:

– Я занимался дедукцией. Мне кажется, его приход находится под контролем очень богатого и крайне эгоистичного типа. Пастор привык передвигаться таким образом, чтобы не обидеть хозяина.

– А может быть, у его жены просто природный талант к спорам, – осклабился в ответ шериф. – Однако, приятель, помни, что подобные дедуктивные рассуждения для тебя не игра. Тебе не приходило в голову, что в предстоящие четыре года раскрытие всех преступлений, совершенных в графстве, станет нашей обязанностью?

Селби взял шерифа под руку и повлек его к беломраморному зданию суда.

– Это ваша обязанность, шериф, раскрывать преступления. Я только предъявляю обвинения арестованным вами преступникам.

– Шел бы ты к дьяволу, Дуг Селби, – пророкотал в ответ шериф.

Дуглас Селби пребывал на своем посту всего сутки. Он быстро просмотрел разбросанные на его письменном столе документы, принял решение и вызвал всех трех заместителей.

– Ребята, – начал Селби, – я взялся за дело, в котором мало смыслю, поэтому основной груз ложится на ваши плечи. Мы в одной команде и будем честно играть друг на друга. Гордон, разъясните, пожалуйста, ребятам их обязанности. Поделите между собой все рутинные дела. Видите эту гору бумаг на моем столе? Здесь все, начиная от жалобы на соседского пса, разрывшего лужайку, и кончая доносом на то, что некто торгует спиртным без соответствующей лицензии. Тащите все эти бумаженции в нашу юридическую библиотеку и рассортируйте. Не рассылайте письменных уведомлений больше, чем необходимо; вам следует лично звонить людям, приглашать их, пытаться находить с ними общий язык и решать все вопросы дипломатично. Без нужды в бой не вступайте. Но уж если драка завязалась, ни за что не отступайте. Помните, «Кларион» будет оценивать вашу работу по справедливости, зато «Блейд» станет без конца к нам цепляться. Вы будете ошибаться, однако боязнь сделать ошибку не должна мешать принимать решение. Что бы ни случилось, не позволяйте себя шантажировать. Если же…

– Минуточку, – сказал Селби и бросил в трубку: – Хэлло…

Голос Рекса Брэндона звучал напряженно:

– Дуг, бросай все дела и немедленно двигай в «Мэдисон». В одном из номеров нашли покойника.

– Что случилось? – спросил Селби. – Убийство, самоубийство или естественная смерть?

– Пока неизвестно. Мне сказали, что это пастор… Думаю, тот, который вчера спускался с нами в лифте.

Читать онлайн «Прокурор бросает вызов» автора Гарднер Эрл Стенли — RuLit — Страница 1

Эрл Стенли Гарднер

«Прокурор бросает вызов»

Слабые лучи болезненно-желтого солнца с трудом проникали сквозь пелену кострового дыма, висевшую над Мэдисон-Сити. Хотя было уже девять часов утра, столбик термометра по-прежнему не расставался с нулевой отметкой.

Шла война. На театре военных действий отряд сбившихся с ног хозяев цитрусовых плантаций выстраивал линию обороны, пытаясь всеми доступными средствами отразить вторжение холодной армады. Из-за необычного сочетания атмосферных условий крупные массы морозного воздуха, скатившись с заснеженных гор далеко в глубину страны, смогли, промчавшись ледяными потоками, без помех преодолеть пустынное плато и осесть на плодородных цитрусовых землях калифорнийского побережья.

Заморозки стояли уже третий день. Спасая насаждения от холода, фермеры прикрывали их дымом костров, который, словно черный защитный полог, висел над округой. По утрам он густо выстилал долину, к вечеру рассеивался, и тогда невыспавшиеся фермеры с покрасневшими от дыма глазами начинали лихорадочно рыскать в поисках топлива, которое позволило бы им поддерживать костры на протяжении еще одной ночи.

Поскольку Мэдисон-Сити был центром сельскохозяйственного района, дельцы города прекрасно понимали, какие жестокие разорения могут повлечь за собой эти непредвиденные заморозки, и, смирившись с попадавшей в легкие при каждом вдохе копотью, коротали тоскливые часы в скудно натопленных складских помещениях. Что же до местных жителей, то, попрятавшись по своим плохо приспособленным к холоду домишкам, они отчаянно пытались поддерживать комнаты пригодными для жизни при помощи разного рода газовых обогревателей. С носами, черными от копоти, они дрожали от холода, черпая для себя слабое утешение в сознании того, что, как и всякой дрянной погоде, этому должен настать конец.

Дуг Селби, высокий, молодой, полный жизненной энергии мужчина, быстрой походкой пересек коридор второго этажа здания муниципалитета Мэдисон-Сити. Отперев дверь с табличкой «ОКРУЖНОЙ ПРОКУРОР», он кинул на вешалку пальто и нажал кнопку вызова, сообщая секретарше, что он на месте. В здании муниципалитета имелась система парового отопления, и Селби повернулся спиной к батарее, наслаждаясь исходившим от нее теплом. Секретарша со стопкой корреспонденции в руках открыла дверь и приветственно улыбнулась. В приемной горел свет, и Селби, бросив взгляд на лежавший за окном неуютный закопченный полумрак, протянул руку и, щелкнув выключателем, зажег лампочку в своем кабинете.

— Что в почте? — спросил он. — Есть что-нибудь важное?

— Ничего особенного, — сказала она. — Вас дожидается Росс Блэйн.

— Блэйн? — повторил Селби, наморщив лоб и силясь вспомнить.

— Молодой человек, подделавший чек финансовой компании Мэдисон-Сити, — подсказала она.

— Ах да, — произнес Селби. Он снял трубку со стоявшего на столе телефона и обратился к оператору: — Посмотрите, у себя ли Рекс Брэндон, хорошо? — И минуту спустя, услышав в аппарате голос шерифа, продолжил: — Рекс, это Дуг Селби. Помнишь, я тебе как-то говорил про молодого Блэйна, который подделал чек финансовой компании? Благодаря хлопотам его матери ни ресторан, принявший чек, ни компания не стали подавать на него в суд, но сам парень этого пока не знает. Он сейчас у меня в приемной, и, я думаю, серьезный разговор пойдет ему на пользу.

— Сейчас иду, — сказал Брэндон.

— Спасибо, Рекс. Прямо в кабинет, дверь я оставлю открытой. — Селби повесил трубку и повернулся к секретарше: — Когда я нажму вызов, можете впустить Блэйна ко мне.

Секретарша вернулась в приемную, и Селби быстро пробежал глазами стопку корреспонденции. Заслышав в коридоре шаги Рекса Брэндона, он подошел к двери и отпер ее.

Шериф был на двадцать пять лет старше Селби. В волосах его местами уже пробивалась седина. Его лицо было покрыто загаром цвета выдубленой кожи, ноги слегка выгнуты годами, проведенными в седле, но походка была упругой и энергичной. Улыбнувшись Селби своими добрыми серыми глазами, которые при случае умели обращаться парой твердых холодных кусочков льда, он сказал:

— Холодновато, Дуг, ты не находишь?

— Еще как, — ответил Селби. — Прошлой ночью не знал, чем бы еще укрыться, — и, взглянув на въевшуюся в ладони копоть, добавил: — Похоже, раньше четвертого июля[1] отмыться теперь не удастся.

Опустившись в кресло, Рекс Брэндон вытащил из кармана матерчатый кисет с пачкой коричневой папиросной бумаги.

— Что ты намерен делать с этим повесой Блэйном, Дуг?

Селби провел длинными тонкими пальцами по своим волосам.

— Я? Нет, это как раз ты что собираешься с ним делать, Рекс? — возразил он.

— В мои времена, — сказал шериф, — сопляка, подделавшего чек, отправляли в тюрьму. Впрочем, таких сопляков было немного.

Взгляд Селби переместился с шерифа на задымленное окно.

— С тех пор многое переменилось, Рекс, — произнес он. — Кое-чего мы достигли… Но кое-что и потеряли.

Шериф с отеческой нежностью посмотрел на молодого окружного прокурора.

— Когда я был пареньком, Дуг, молодежь была куда серьезнее. У нынешних молодых, похоже, совсем нет честолюбия. Слишком легко им все достается. С тобой иначе. Ты ведь сам еще желторотый, однако ты атаковал город, как бык атакует железную ограду. Ты смело ввязался в политическую драку, сумел прорваться в муниципалитет… Ну почему, черт возьми, так мало университетских недорослей, похожих на тебя?

— Прежде всего, в каждом графстве требуется лишь один окружной прокурор, Рекс. Не вся молодая кровь может найти себе такое применение. И кроме того, положа руку на сердце, Рекс, ты должен признать, что теперь человек располагает уже не теми возможностями, что пару десятков лет назад. На вершине пирамиды много шикарных мест, это верно, но, чтобы забраться туда, надо сначала растолкать себе дорогу к ее основанию. О молодом Блэйне мне кое-что известно. Его мать пожертвовала всем, лишь бы он смог получить хорошее образование. Теперь это образование лежит у него мертвым грузом, потому что он не может найти себе применения. Его готовили занять место на вершине пирамиды. Но ему никто не показал, как надо работать локтями у ее подножия. Понимаешь, если парня научили водить гоночную машину, это совсем не значит, что он сможет управиться с конным плугом.

— Сможет, если понадобится, — сказал Брэндон, сыпя золотистый табак в сложенную лодочкой папиросную бумагу. — Я же смог.

— Да, но ты научился этому еще мальчишкой. Теперь же парни выходят из ворот школы, когда им уже… Короче, давай, Рекс, позовем его и выясним, что заставило его так поступить. Думаю, это поможет нам во всем разобраться. Блэйн не преступник, и я не хочу, чтобы он оказался причисленным к этому разряду. Давай посмотрим, получится ли у нас с ним разговор и удастся ли докопаться до сути.

Скатав сигарету, Брэндон кивнул и провел языком по краю папиросной бумаги. Селби нажал кнопку вызова. Спустя мгновение дверь открылась, и на пороге появился хорошо одетый молодой человек лет двадцати четырех. Сделав шаг, он замер, глядя на присутствующих и стараясь не выдавать своего волнения.

— Садись, Блэйн, — сказал прокурор. Когда юноша опустился на стул, он продолжил: — Полагаю, тебе известно, почему ты здесь?

Блэйн не ответил.

Селби выдвинул ящик стола, достал оттуда чек и сказал:

— Около двух месяцев назад, Блэйн, ты работал помощником бухгалтера финансовой компании Мэдисон-Сити. В качестве помощника бухгалтера тебе было предоставлено право выписывать чеки на сумму до трехсот долларов. Позавчера в местном ресторане ты выписал чек на шестьдесят пять долларов. Чек этот был выписан на стандартном типографском бланке финансовой компании Мэдисон-Сити. Банк, однако, был в курсе, что из компании ты уволен, и отказался выдать деньги, когда чек был предъявлен рестораном к оплате.

Блэйн поднял глаза, быстро взглянул на прокурора, отвел их и кивнул. После паузы, сглотнув, он произнес:

www.rulit.me

«Прокурор разбивает яйцо»

Вымышленные дела об убийствах строятся по определенным правилам. Они – плод ума и игра воображения.

В реальной жизни дела об убийствах составляют часть мрачных условий существования. Их расследование является искусством и требует привлечения высококвалифицированных специалистов.

Мой друг доктор Лемойн Шнайдер – эксперт в таких делах. Он одновременно доктор медицины и профессиональный юрист, специалист по важной отрасли официальной медицины. Доктор Шнайдер – автор книги «Расследования убийств», включающей в себя жизненно важные технические приемы расследований, многие из которых мало кому известны.

В больших городах мы постоянно создаем группы умных, хорошо знающих свое дело экспертов, специалистов по различного рода расследованиям. В тех штатах, где есть государственная полиция, высококлассные специалисты успешно работают в области раскрытия преступлений. Постепенно наука все больше входит в работу детективов, и давно остался в прошлом такой способ поисков доказательств, как размышление.

Доктор Шнайдер стоит в авангарде этого нового направления. Его книга переведена на французский, немецкий и английский языки. Доктор Шнайдер читает лекции в колледжах на родине и за границей. Более того, доктор Шнайдер активно расследует дела об убийствах, используя те приемы, о которых рассказывает.

Я – один из его учеников в Гарвардской медицинской школе. Я был с ним в Скотленд-Ярде в Лондоне. Несколько раз мы вместе с ним участвовали в расследовании дел об убийствах.

Я продолжаю восхищаться его знаниями, техникой и практическим опытом. На свете мало найдется людей, которые могли бы, как он, сочетать в себе талант врача с профессиональными способностями юриста. И еще меньше людей отважились бы преподавательскую деятельность совмещать с активной работой практика.

Доктор Шнайдер одинаково прост дома и в суде, на лекциях и на месте преступления. Он интересный человек и преданный друг. Эту книгу я посвящаю моему другу ЛЕМОЙНУ ШНАЙДЕРУ, доктору медицины и бакалавру права.

Эрл Стэнли Гарднер

Паден Ф.Л. задумчиво подымил сигарой, а потом медленно направился по коридору здания суда. «Ф.Л.» означает Филипп Луциллиус, но его близкие друзья называли его «Любимец фортуны», и Падену это нравилось, потому что успех, который ему сопутствовал, был делом случая, удачи, везения.

Паден толкнул дверь, на которой было написано: «Окружной прокурор», и вошел. Девушка-секретарь посмотрела в сторону вошедшего, улыбнулась и кивнула:

Не говоря ни слова, Паден обошел стол секретаря и направился к входу в кабинет.

Секретарша выскочила из-за стола и попыталась помешать ему, но тот уже открыл дверь кабинета.

– Вы не должны входить туда, – запротестовала она. – Это личный кабинет мистера Селби.

Дуг Селби – окружной прокурор графства Мэдисон – сидел за большим столом перед окном. Услышав шум, он поднял голову и посмотрел на дверь.

– Он направился прямо к вам, – истерично завопила секретарша. – Он…

Селби отложил бумаги, которые просматривал, и спокойно сказал:

– Ничего, не волнуйтесь. Пусть заходит. Насколько я понимаю, вы мистер Паден, новый владелец газеты «Блейд».

– И вы предпочитаете, – добавил с улыбкой Селби, – входить в кабинеты частным порядком.

– Я не могу ждать в приемной моих работников, если вы это имеете в виду, – ответил Паден. – Я оплачиваю вашу работу. Я – налогоплательщик.

– Есть много других налогоплательщиков, мистер Паден.

– Я один из самых крупных налогоплательщиков и хочу поговорить с вами.

– Заходите и говорите.

Селби подал знак секретарше, и она исчезла.

Паден удобно расположился в кресле и уставился на высокого молодого человека, который сидел перед ним за столом.

– Селби, это политическая работа. Что вы знаете о политике?

– Боюсь, что немного.

– Я хочу это проверить.

– Однако, – продолжал Селби, – к счастью, мистер Паден, политика занята мировыми проблемами и редко наведывается в Мэдисон. Разве что во время выборов. А избирателям нужна вера в высокую квалификацию людей, которые управляют ими. Они выбирают того, кто способен хорошо выполнять свою работу. Таково мнение наших избирателей. Наш район – сельскохозяйственный, и люди ко всему относятся серьезно.

– Я знаю, знаю, – нетерпеливо забубнил Паден. – Все это верно. Как, по-вашему, почему я купил «Блейд»?

– Наверно, потому, что вы интересуетесь издательским делом.

– Потому что я хочу делать деньги.

– Ну, в таком маленьком графстве, как наше, на издании ежедневной газеты состояния не наживешь. Владелец конкурирующей газеты «Кларион» здесь уже десять лет и, хотя он работает хорошо, богачом не стал.

– Для юриста вы не слишком невнимательны, Селби. Я сказал, что купил «Блейд» потому, что хочу делать деньги. Я не сказал, что собираюсь разбогатеть исключительно на издании газеты… Умный издатель может сделать много денег. Газеты дают силу. Сила приносит деньги. Город Мэдисон молод. Он растет.

Селби достал из кармана трубку, набил ее табаком и не произнес не слова.

– Итак, – продолжал Паден, – город растет. Это привлекает внимание. В горах появился новый отель. Люди, которые там останавливаются, ищут развлечений.

– Синдикат, построивший отель, хочет кооперироваться в этом отношении с властями графства.

– Поэтому я и купил «Блейд». Сел бы улыбнулся.

– Очевидно, вы верите в силу со школьных времен.

– Я покупаю то, что хочу, Селби.

– Да, рано или поздно.

– О’кей, – улыбнулся Селби. – Продолжайте в том же духе.

– Вас я не покупаю.

– Надеюсь. Вы сказали, что покупаете то, что хотите. Думаю, не стоит идти по этому пути. Выберите другой.

Паден вынул изо рта сигару.

– Вот что, Селби. До сих пор вы не сталкивались ни с политикой, ни с политиками. Теперь в вашем городе они есть. Я буду придерживаться своей линии.

– Я знал, что именно таким будет ваш ответ, – заметил Селби. – Случилось так, мистер Паден, что «Блейд» всегда была настроена против меня. И по личным, и по общественным мотивам.

Паден засмеялся коротким, лающим смехом.

– Посмотрим, – сказал он. – До сих пор вам неплохо жилось. И вы еще не знаете, что значит иметь газету в качестве противника. Подождите немного, скажем до первого убийства.

– Это звучит угрожающе, – улыбнулся Селби.

– Будьте осторожнее, – предупредил Паден. – За деньги нельзя купить парня, который уже избран, но его можно купить до выборов.

– Я уже избран, – отрезал Селби. Паден встал с кресла.

– Хорошо, – нахмурился он, стряхивая сигарный пепел на ковер. – Вы уже избраны. Попытайтесь удержаться, мистер окружной прокурор. И помните, что при первом же деле об убийстве, когда пробуждаются гражданские интересы, вы узнаете, как много значит оппозиционная газета, которой руководит человек, лишенный сантиментов.

– Пусть будет так, – решительно заявил Селби и откинулся на спинку кресла. – Я рад, что ваша газета ополчилась против меня с тех пор, как я начал заниматься общественной деятельностью. Вы мне угрожаете. Я отвечаю – НЕТ! А теперь убирайтесь вон. Паден колебался.

– Если хотите… если вы по-умному…

– Я знаю, – перебил его Селби. – Я могу быть губернатором. Но не хочу быть «умным». Я предпочитаю быть честным.

Паден направился к двери.

– Однако, – он замешкался, – когда вы измените свое решение, дайте мне знать.

Дороти Клифтон включила вторую скорость и с любопытством обозревала панораму, открывшуюся перед ней. Позади нее зубчатыми краями возвышались горы, у их подножия росли деревья и кусты. На две тысячи футов ниже, в долине, раскинулся город Мэдисон. С высоты он казался белым при сверкающем солнечном свете. Яркое небо ослепляло голубизной. Несколько облачков, казавшихся сказочными животными, медленно плыли по небу.

www.litmir.me

Эрл Гарднер — Прокурор идет на суд

Эрл Гарднер — Прокурор идет на суд краткое содержание

Прокурор идет на суд читать онлайн бесплатно

«Прокурор идет на суд»

На востоке за горами, отделяющими тучную землю фруктовых садов от пустыни, зарозовели полосы света.

Ночь была холодной, хотя не настолько, чтобы нужно было зажигать костры. Легкая изморозь покрывала низину — сухое песчаное старое русло реки, которое пересекала эстакада железной дороги.

Издалека, с окруженного каменными стенами плоскогорья, доносился хриплый лай тракторов: несмотря на холодную погоду, фермерские плуги уже вгрызались в плодородную почву.

Рассвет еще только подступал, но в гуле тракторов уже слышалась усталость. Их ровное, монотонное гудение, наполненное непроходящим переутомлением, казалось, говорило о том, с каким трудом фермерам приходится вырывать из этой земли все необходимое для жизни. Ветра не было. Предрассветный холод ледяной рукой держал землю.

Розовевшее на востоке небо разгорелось до алого и превратилось в золотое. В сухом русле реки обозначились неясные серые контуры предметов, еще не расцвеченные красками. Облака становились все ярче. Через седловину восточных гор пробилось наконец достаточно света, и все предметы стали ясно видимы.

Тело лежало под эстакадой, чуть в стороне. Одежда человека, скатка одеял, виднеющаяся примерно в пятидесяти футах, — все было покрыто инеем. Нелепая, неестественная поза трупа свидетельствовала о внезапной смерти. Солнце уже перевалило через горную вершину и рассыпало над землей свои холодные красноватые лучи, но серое русло, покоившееся в тишине, все еще было наполнено холодом, тенями и смертью.

Пушистый кролик, быстрый и безмолвный как тень, выскочил из полынных зарослей и бросился в кактусы, помедлил в укрытии и оглянулся назад, на противоположный берег, где маячил силуэт койота. Койот припал на задние лапы, задрал голову, и из напряженно вздувшегося горла полилось звучное стаккато, взвивавшееся все выше и выше, и сухое русло наполнилось адской какофонией звуков.

Пушистый кролик выскочил из зарослей кактусов и бросился к более высоким склонам западного берега, где уже можно было поймать первые солнечные лучи. Встав на задние лапки, он ловил своими чуткими ноздрями запах нежных побегов сочной дикой зелени, которая окаймляла обработанную полосу земли.

Перескакивая русло, кролик неожиданно остановился — в десяти футах от тела. Секунду он стоял совершенно неподвижно. Затем уперся задними лапками в песок и кинулся прочь длинными зигзагообразными прыжками.

Солнце осветило зубчатые вершины гор и начало свое медленное восхождение в синевато-черный свод неба Южной Калифорнии. Солнечные лучи, прогревая рельсы, заставляли сталь пощелкивать, высекая из них огненные искры. Поднявшийся легкий ветерок доносил запах свежевспаханной земли до ноздрей, которые уже не могли его ощутить.

С востока донесся грохот приближающегося поезда.

В морозном воздухе резко и отчетливо звучали протяжные свистки локомотива на подъеме. Через несколько минут рельсы загудели под длинной вереницей пропыленных пульмановских вагонов, тащившихся позади мощного локомотива. Поезд качнулся на кривизне и слегка замедлил ход перед эстакадой. Очертания пара, пробивающегося из шипящего предохранительного клапана, четко вырисовывались в воздухе. Дым, выходящий из трубы, казался густым, что говорило о холоде и сухости воздуха.

За милю от этого места в лучах утреннего солнца сверкал Мэдисон-Сити. Экспресс на ограниченной скорости с лязгом и грохотом двигался через эстакаду.

Внезапно кочегар, высунувшись из окна, замер, внимательно вглядываясь во что-то, схватил за плечо машиниста и указал вниз на скрюченное неподвижное тело.

Экспресс не останавливался с Мэдисон-Сити, только сбрасывал там скорость до двадцати миль в час. Каждое утро точно в семь тридцать восемь состав медленно громыхал через город. Достигнув окраины, он вновь набирал скорость, готовясь к последнему пробегу до Лос-Анджелеса.

Несколько человек стояли на платформе, наблюдая за приближением поезда, — один мужчина приготовился поймать мешок с почтой, который сбрасывали с поезда на платформу, другим хотелось увидеть мелькавших в окнах пассажиров — кое-кто из них уже приступил к раннему завтраку, — чтобы хоть на миг пережить ощущение путешествия.

Когда поезд, постукивая на стрелках, проходил через станцию, машинист дал несколько коротких, быстрых свистков. Начальник станции вышел полюбопытствовать, в чем дело. Увидев вытянутую из будки машиниста руку, он подошел поближе к пути и протянул свою левую руку. Когда локомотив прогромыхал мимо, кочегар аккуратно опустил легкий бамбуковый обруч прямо в руку начальника станции. Тот развернул записку, прикрепленную к обручу, и прочитал:

«Под эстакадой 693-А лежит тело человека. Скатка одеял — около 50 футов позади тела, к западу. Передайте властям».

Быстро подойдя к телефону, начальник станции полистал потрепанный телефонный справочник, нашел номер окружного прокурора и тут же завертел диск.

Гарри Перкинс, коронер и общественный контролер округа Мэдисон, был также владельцем городского похоронного бюро. Его квартира находилась над похоронным заведением. Он пребывал в уединении своего жилища, и потому его костистое лицо смягчилось, на нем появилось выражение юмора, сменив обычное, соответствующее его профессии выражение сосредоточенной мрачности. Он читал юмористическую полосу «Кларион», когда зазвонил телефон. Взяв трубку, коронер выслушал сообщение начальника станции.

— О’кей, я немедленно выезжаю. Примерно минут десять лучше никому ничего не говорить, я хочу быть первым на месте происшествия.

Он позвонил своему помощнику, который спал в задней комнате, и сказал:

— Разогрей мотор, Сэм. Я буду через минуту. В миле от города, к востоку, в старом русле что-то случилось.

Похоже, что делом придется заниматься нашему округу.

Бродяга, которого, вероятно, столкнул с эстакады поезд.

Когда помощник вышел, Перкинс немного помедлил, дочитывая полосу и улыбаясь, прежде чем заменить философскую улыбку деловым, профессионально серьезным выражением.

Сильвия Мартин, репортер «Кларион», вошла в личный кабинет Дуга Селби с уверенностью старого друга.

Ее жакет и юбка, обрисовывая контуры юной женственной фигуры, в то же время производили впечатление деловой элегантности.

Когда она вошла, молодой прокурор округа Мэдисон, нахмурившись, читал какую-то книгу по юриспруденции. Он поднял на нее глаза, улыбнулся, показал жестом на стул и снова с хмурым видом уставился в книгу.

Сильвия одобрительно смотрела на Селби, изучая его профиль. Свет из окна падал на зачесанные со лба назад волосы. Лоб плавно переходил в линию носа с высокой переносицей. Рот чувственный и хорошей формы, но челюсть была челюстью борца. Ответственность наложила на прокурора отпечаток зрелости, и Сильвия, которая знала Селби задолго до того, как он принял этот пост, и которая частично способствовала его избранию, не могла не заметить, как он изменился. И в глубине ее блестящих глаз появилась какая-то задумчивая грусть.

libking.ru

Еще по теме:

  • Наур суд Бывшая невеста Телегина подает на него в суд Евгения Ноур нашла адвоката, который поможет ей восстановить справедливость. Девушка намерена отстаивать права их общего с хоккеистом сына в суде. Брошенная невеста хоккеиста Ивана Телегина осталась одна с маленьким ребенком на руках. Спортсмен не хочет участвовать в жизни […]
  • Земли сельхозугодий в собственности Собственников земельных участков из сельхозземель могут обязать раскрывать информацию о бенефициарных владельцах В Госдуму внесен законопроект, направленный на установление контроля за собственниками земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения. Авторы проекта – член Совета Федерации Владимир […]
  • Заявления для освобождения от занятий Образец заявления в школу по семейным обстоятельствам На сайтах довольно много разных примеров и шаблонов. Наши специалисты собрали для Вас самые полезные как нам показалось. Каждый из них применялся в работе. Все заявления различаются в зависимости от учреждения, куда они направляются. Понятно, что документ в суд […]
  • Превышение скорости экспертиза Автотехническая экспертиза при факте превышения скорости одним из участников ДТП 10.03.2015 в 14:26 Нарушение Правил дорожного движения "превышение скорости" можно назвать самым распространенным в наше время. Насколько значимую роль будет играть факт нарушения такого рода в суде при определении ответственности сторон […]
  • Группы для плательщиков единого налога Группы плательщиков единого налога - 2018 Всего 4 группы плательщиков. 1 группа ЕН: годовой лимит дохода - дo 300000 гривен; ставка с 2018 года - до 10% размера прожиточного минимума, то есть 176,20 грн., ставка с 2017 года - до 10% размера прожиточного минимума, то есть 160,00 грн 2 группа ЕН: годовой лимит дохода - […]
  • Закон смоленской области о бюджете на 2018 год Законопроект Смоленской области "Об областном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов" 1. Утвердить основные характеристики областного бюджета на 2018 год: 1) общий объем доходов областного бюджета в сумме 37 627 872,8 тыс. рублей, в том числе объем безвозмездных поступлений в сумме 6 322 716,0 […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.