Пленум верховного суда рф в постановлении о судебном решении

Пленум верховного суда рф в постановлении о судебном решении

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

По гражданским делам

1. Решение суда признается законным и обоснованным тогда, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, а имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а также тогда, когда в решении суда содержатся исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных судом фактов.

Банк обратился в суд с иском к Г. о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченному залогом квартиры, приобретенной за счет кредитных средств.

Решением районного суда в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым иск банка был удовлетворен частично.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, отменяя определение суда кассационной инстанции в части оставления в силе решения суда первой инстанции и направляя дело в этой части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указал следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 391.9 ГПК РФ судебные постановления подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает единообразие в толковании и применении норм права.

Под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается содержащееся в судебном постановлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

В силу п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебном решении) решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( ч. 1 ст. 1 , ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( ст. 55 , 59 — 61 , 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов ( п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебном решении).

Поскольку в силу ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд ( п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебном решении).

Отменяя апелляционное определение при повторном кассационном рассмотрении и оставляя в силе решение суда первой инстанции, Судебная коллегия сослалась на то, что данное апелляционное определение не соответствует требованиям ст. 195 ГПК РФ.

15.kst.msudrf.ru

Судебная практика: Разное

Постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении от 19 декабря 2003 года № 23

В связи с тем, что с 1 февраля 2003 года был введен в действие новый Гражданский процессуальный кодекс РФ, Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 19 декабря 2003 года «О судебном решении», в котором судам даются некоторые разъяснения в целях надлежащего выполнения содержащихся в законе требований.

Свойства судебного решения
В соответствии со ст. 195 ГПК РФ судебное решение должно быть законным и обоснованным. Однако ГПК РФ не содержит определений данных свойств. Поэтому в Постановлении раскрывается смысл указанных свойств судебного решения.

Законность решения суда
Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Обращает на себя внимание, что данное постановление Пленума содержит разъяснение, касающееся случаев противоречия между нормами процессуального и материального права. В этих случаях необходимо руководствоваться нормами большей юридической силы. Не разъяснил, однако, Пленум ситуации, когда противоречат друг другу акты одинаковой юридической силы.

Поскольку в мотивировочной части решения суд должен указать материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ). В связи с этим Пленум, толкуя норму ст. 11 ГПК РФ, указал, что суд при вынесении решения также должен учитывать:

а) постановления Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции РФ нормативных правовых актов, на которых стороны основывают свои требования и возражения;
б) постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые на основании ст. 126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;
в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

В отношении последних постановлений Европейского Суда Пленум подтвердил ранее данное им толкование в Постановлении от 10 октября 2003 года № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Поскольку Россия признает юрисдикцию Европейского Суда РФ по предполагаемым нарушениям Россией положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и граждане РФ имеют право обращаться в Европейский Суд по правам человека в случаях таких предполагаемых нарушений, поскольку вынесенные в отношении России постановления Европейского Суда по правам человека обязательны для исполнения, и исполнение заключается не только в принятии мер частного характера (устранении нарушений прав заявителя), но и в применении норм общего характера, направленных на предотвращение возможных нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постольку суды РФ как государственные органы обязаны содействовать выполнению обязательства государства, вытекающих из участия России в названной конвенции, постольку, Пленум указывает судам на обязательность применения всех постановлений Европейского Суда по правам человека, в которых дается толкование положений Конвенции.

Обоснованность решения суда
В соответствии с п. 3 комментируемого Постановления, решение суда является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании.
Пленум указывает, что суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. То есть суд связан требованиями иска. Суд, как разъяснено в постановлении, может выйти за пределы заявленных требований, когда это прямо предусмотрено законом. Примером может служить ч. 2 ст. 394 ТК РФ, где суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула, независимо от того, заявлено это требование или нет. При спорах, вытекающих из публичных правоотношений, суд доводами жалобы не связан.
Руководствуясь принципом непосредственности судебного разбирательства Пленум в п. 6 постановления отмечает, что решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании. Если собирание доказательств производилось не тем судом, который рассматривает дело, суд вправе обосновать решение этими доказательствами лишь при том условии, что они получены в установленном ГПК РФ порядке, были оглашены в судебном заседании и представлены лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых случаях экспертам и свидетелям.

Свойства доказательств
Постановление Пленума Верховного Суда «О судебном решении» содержит ряд положений, которые затрагивают вопросы преюдициальности доказательств и вопросы оценки заключения эксперта.

Преюдициальность доказательств
Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие), и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК РФ). Пленум подчеркивает, что, исходя из этого, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.
В ГПК РФ не решен вопрос об обязательности для суда вступившего в законную силу постановлении судьи по делу об административном правонарушении. Данный пробел был восполнен Пленумом Верховного Суда РФ путем разъяснения, что необходимо по аналогии применять ч.4 ст.61 ГПК РФ, то есть действуют те же правила, что и в отношении приговора по уголовному делу.
Обстоятельства, установленные судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражным судом по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные доказательства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела.

Оценка заключения эксперта
В п.7 Постановления обращается внимание судов на то, что заключение эксперта не является исключительным доказательством и подлежит оценке в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами. Пленум указывает, что оценка судом заключения эксперта должна быть полно отражена в решении, то есть суд обязан полно изложить доводы, по которым он принимает (или не принимает) заключение эксперта.

Требования к структуре решения суда

Пленум обращает внимание судов на то, что структура судебного решения должна соответствовать закону, а именно, решение должно состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

В п.10 указывается, что содержание исковых требований должно быть отражено в его описательной части в соответствии с исковыми требованиями. При этом, если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, это также указывается в описательной части судебного решения.
Если одна из сторон признала какие-либо обстоятельства по делу, на которых другая сторона основывает свои требования, суд должен указать это в мотивировочной части решения, одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств.

Постановление содержит предписание, что резолютивная часть решения должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. Поэтому в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд, как по первоначально заявленному требованию, так и по встречному требованию, если оно было заявлено, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть решены и другие вопросы с тем, чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении.

При рассмотрении споров по искам о признании права, Пленум Верхового Суда РФ разъясняет, что так как в данных делах разрешается вопрос о наличии или отсутствии того или иного правоотношения, либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание.

Принятие дополнительного решения и требования к разъяснению судебного решения
В случаях, если по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда; либо суд, разрешив вопрос о праве, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик; либо судом не разрешен вопрос о судебных расходах, суд может принять дополнительное решение. При этом Пленум отмечает, что данное решение может быть принято до вступления в законную силу решения суда, и в том составе суда, который принимал основное решение. Важно также, при постановлении дополнительного решения, как отмечается в Постановлении, суд обязан исходить только из тех обстоятельств, которые были рассмотрены в судебном заседании. Пленум также разъяснил, что в случае отказа в принятии дополнительного решения заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с теми же требованиями на общих основаниях.

В ряде случаев, когда смысл решения не ясен, ГПК РФ предусматривает институт разъяснения решения суда. Пленум разъясняет, что ГПК РФ предоставляет возможность суду разъяснить решение, не изменяя его содержания. Поэтому суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

trudprava.ru

О ПРИМЕНЕНИИ СТ. 61 ГПК РФ И П. 9 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 19 ДЕКАБРЯ 2003 Г. n 23 О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ

ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТ 19 ДЕКАБРЯ 2003 Г. N 23 «О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ»
Л.И. ГОЛДА
Голда Л.И., председатель Падунского районного суда г. Братска Иркутской области, судья второго квалификационного класса.
При применении ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ возникают трудности даже при той ситуации, когда есть разъяснение Пленума Верховного Суда РФ в п. 9 Постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» .
———————————
Российская газета. 2003. 26 декабря; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.
Приведем конкретный пример из судебной практики. Решением районного суда были признаны обоснованными требования заявителя М. о признании незаконными действий должностного лица паспортно-визовой службы, отказавшего в своевременной выдаче российского паспорта заявителю, в связи с чем у заявителя возникли трудности с регистрацией по месту жительства, с оформлением и выдачей пенсии и другие. Заявитель М. нес как материальные потери, так и переносил нравственные страдания. После вступления в законную силу решения суда по делу по заявлению М. на действия должностного лица паспортно-визовой службы М. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда. Представитель ответчика, выполнявший в судебном заседании поручение Министерства финансов РФ по доверенности, иск не признал, ссылаясь исключительно на то, что Министерство финансов РФ не являлось участником судебного заседания по ранее рассмотренному делу, где заявление на незаконные действия должностного лица было признано обоснованным, а поэтому считал, что имеет право оспаривать в порядке ч. 2 ст. 61 ГПК РФ установленные прежним судебным решением обстоятельства так же, как они оспариваются в суде первой инстанции. Однако надлежащим образом свои пояснения не мотивировал, допустимых доказательств в подтверждение своих пояснений представить суду не смог. Суд первой инстанции признал пояснения представителя ответчика необоснованными и постановил решение в пользу истца М. Решение суда было обжаловано в кассационную инстанцию. Судебная коллегия, рассматривая данное дело по доводам кассационной жалобы, указала, что при рассмотрении по существу первого дела по заявлению М. на действия должностного лица к участию в деле в качестве третьего лица было привлечено Управление внутренних дел города. Ссылка в кассационной жалобе на то, что Минфин РФ не являлся лицом, участвующим в первом деле, а поэтому решение по этому делу принято судом во внимание неправильно, является необоснованной, поскольку в соответствии со ст. 1071 ГК РФ Министерство финансов РФ не является ответчиком как таковым, а выступает от имени казны Российской Федерации, за счет которой в соответствии со ст. 1069 ГК РФ истцу должен быть возмещен вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц, что установлено предыдущим судебным решением, по которому Минфин РФ не мог являться лицом, участвующим в деле. Представитель Минфина РФ не доказал и те обстоятельства, на которые сослался как на основание своих требований (ст. 56 ГПК РФ). Доводы кассационной жалобы были признаны необоснованными. Решение суда по иску М., постановленное на основании ранее вынесенного решения по заявлению М. на действия должностного лица, судебной коллегией оставлено без изменения, вступило в законную силу и исполнено в установленном законом порядке.
Как видно из ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ и из п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением (постановлением) по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда; указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Такое же значение имеют для суда, рассматривающего гражданское дело, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда (ч. 3 ст. 61 ГПК РФ).
Пленум Верховного Суда РФ в абз. 4 п. 9 Постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснил, что, исходя из смысла ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ, лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать установленные этими судебными актами обстоятельства.
В приведенном выше примере представитель Минфина РФ считал доверителя лицом, которое должно было быть привлечено к участию в первом деле в качестве третьего лица, и оставил без внимания, что в качестве третьего лица к участию в данном деле было правильно привлечено Управление внутренних дел города, действиями должностного лица которого и были причинены гражданину вредные последствия и которое с предыдущим решением суда по заявлению М. согласилось.
Возникает вопрос: почему представитель в данном случае неправильно истолковал закон? Ответ на этот вопрос очевиден: потому что эта судебная практика пока не нашла отражения в легальном и доктринальном толковании, как правильно применить указанные нормы процессуального закона в подобных ситуациях. Нет такого разъяснения в указанном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, нет и в комментариях к Гражданскому процессуальному кодексу РФ , не обнаружено автором таких разъяснений и в публикуемой судебной практике. На взгляд автора, в официальном разъяснении подобных частных ситуаций имеется насущная необходимость, поскольку подобные приведенному примеру дела в современной судебной практике встречаются довольно часто.
———————————
См., например: Комментарий к ГПК РФ (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК Велби, 2003. С. 41, 143; Научно-практический комментарий к ГПК РФ / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2003. С. 53 — 54, 203 — 205, 450 — 451; Комментарий к ГПК РФ / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: НОРМА, 2003. С. 140 — 141, 388 — 390.
Возникает также и другой вопрос: как оспаривание другого судебного акта должно производиться сторонами, если, пока не доказано иное, в соответствии со ст. 13 ГПК РФ вступивший в законную силу судебный акт (судебный приказ, решение суда, определение суда) является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, граждан и организаций и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Обязательно вступившее в законную силу судебное решение (судебный акт) и для суда, рассматривающего другое дело на основании ранее принятого и вступившего в законную силу решения суда (судебного постановления). Ответа на данный вопрос не содержат ни ч. 4 ст. 13 ГПК РФ, где указано только на то, что заинтересованные лица, не участвовавшие в деле, вправе обратиться в суд, если принятым судебным постановлением нарушаются их права и законные интересы, ни ч. 2 ст. 209 ГПК РФ, где указано также только на то, что стороны и другие лица, участвовавшие в деле, их правопреемники не могут заявлять в суде те же исковые требования на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Нет ответа на данный вопрос и в абз. 4 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23, хотя именно здесь, на наш взгляд, в целях обеспечения единства судебной практики и законности должно было быть разъяснение, как должны действовать в данном случае заинтересованные лица, чтобы осуществить это право.
При такой ситуации, когда, с одной стороны, есть требования ст. 13 ГПК РФ, а с другой — требования ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ, какое же доказательство должна представить как допустимое сторона, ранее не участвовавшая в судебном заседании, в том числе и в качестве третьего лица, и оспаривающая установленные предыдущим судебным постановлением обстоятельства?
При системном изучении процессуальных норм ответ на этот вопрос, на наш взгляд, кроется в ст. 387 ГПК РФ, а также в ст. 364, 330 ГПК РФ (аналогично в ст. 304, 288, 270 АПК РФ). В подтверждение обоснованности этого мнения сошлемся на доктринальное толкование преюдициальности судебного решения: «Вопрос освобождения от доказывания фактов, установленных решением суда по другому гражданскому делу, связан с учением о субъективных и объективных пределах законной силы судебного решения. Объективные пределы законной силы судебного решения распространяются на факты и правоотношения и означают, что они не подлежат ревизии (пересмотру), пока решение не отменено в надлежащем порядке. Субъективные пределы законной силы решения означают, что выводы суда о фактах имеют значение истинных лишь при условии, что заинтересованные лица были привлечены в процесс и могли участвовать в деле в качестве сторон или третьих лиц» . Таким образом, если в новом процессе нет тождества лиц (сторон и третьих лиц), то ранее не привлеченные в судебный процесс заинтересованные в исходе дела лица могут в новом процессе опровергать факты, установленные судом по ранее рассмотренному делу, но не произвольно, а в том порядке, как это предусмотрено процессуальным законом, поскольку выводы суда о фактах (с чем связаны субъективные пределы законной силы решения) могут существенно измениться только в том случае, если ранее постановленное судом решение отменено и заинтересованное лицо доказало в судебном процессе, что эти выводы с учетом его интересов должны быть иными. «Преюдициальность означает отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства и запрещение их опровержения. Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном законом» .
———————————
Научно-практический комментарий к ГПК РФ / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2003. С. 204.
Комментарий к ГПК РФ / Под ред. В.И. Радченко. М.: НОРМА, 2003. С. 61.
В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основанием для отмены и изменения судебных постановлений (вступивших в законную силу) нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права. К таким существенным нарушениям ст. 364 ГПК РФ (аналогично ст. 387, ст. 330 ГПК РФ) относит в том числе в соответствии с п. 4 ч. 2 и случаи, если суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле. А в соответствии со ст. 304 АПК РФ основанием для изменения или отмены в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, является, если такой акт препятствует принятию законного решения по другому делу. В частности, если арбитражный суд принял решение (постановление) о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, аналогично ст. 270 АПК РФ).
То есть чтобы оспорить обстоятельства, установленные в другом судебном решении (постановлении), в порядке ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ, лица, не участвовавшие в предыдущем деле, должны просить суд, рассматривающий новое дело по существу, приостановить производство по делу (ст. 215 ГПК РФ), и суд обязан это сделать, поскольку рассмотрение нового дела по существу становится невозможным до разрешения другого дела (ранее рассмотренного и надзорное обжалование решения по которому становится очевидным в силу требований ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ).
Допустимыми доказательствами в таком случае для лица, оспорившего установленные ранее вступившим в законную силу судебным решением (актом) обстоятельства (факты), будут процессуальные документы об отмене такого судебного акта в порядке надзора и последующем постановлении нового судебного решения (акта) после рассмотрения и разрешения по существу дела уже с участием этого заинтересованного лица. Если сторона в судебный процесс в порядке ч. 2 и 3 ст. 61 ГПК РФ не сможет представить такие доказательства (что ранее вступившее в законную силу решение (судебный акт) в порядке надзора отменено и после его отмены принято новое судебное решение (судебный акт) в деле, где участвовало и это заинтересованное лицо), то нельзя признать обоснованными пояснения такого участника процесса о несогласии с вступившим в законную силу судебным актом и об его оспаривании, каких бы пояснений в свою пользу такое заинтересованное лицо, участвующее в новом судебном процессе, суду ни предлагало, поскольку оспорить обстоятельства (предрешенные факты), установленные вступившим в законную силу судебным решением (судебным актом), означает добиться его отмены и нового пересмотра дела с участием оспорившего этот акт заинтересованного лица. В пользу этого суждения можно привести комментарий к ст. 16 АПК РФ , в соответствии с которым «лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать его и после вступления в законную силу в кассационном порядке и в порядке надзора» . На наш взгляд, является более удачной, чем в ч. 4 ст. 13 ГПК РФ, редакция части 3 ст. 16 АПК РФ, в соответствии с которой «обязательность судебных актов не лишает лиц, не участвовавших в деле, возможности обратиться в арбитражный суд за защитой нарушенных этими актами их прав и законных интересов путем обжалования указанных актов». То есть прямо указан механизм реализации заинтересованным лицом этого процессуального права.
———————————
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК Велби, 2003. С. 39.
См.: Там же. Комментарий к ст. 42, 273, 292 АПК РФ.
Обратиться к этой теме, уважаемый читатель, автора-практика заставило то, что на страницах юридической периодики появились публикации , в которых дается неверное, на наш взгляд, толкование, как суд должен применить ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, при этом ставится под сомнение, что предыдущее судебное решение, на основании которого суд постановил новое решение, является письменным доказательством, в то время как п. 1 ст. 71 ГПК РФ относит к письменным доказательствам и вступившие в законную силу ранее постановленные судебные решения. Вопрос о том, оспорить или нет обстоятельства (предрешенные факты), установленные вступившим в законную силу судебным решением, заинтересованному лицу, ранее не участвовавшему в предыдущем судебном процессе, в силу принципа диспозитивности гражданского процессуального законодательства, может быть решен только таким заинтересованным лицом, поэтому, пока не доказано иное, ранее постановленное судебное решение будет обладать преюдициальной силой для разрешения по существу другого дела, разрешение которого основано на ранее постановленном судебном акте, вступившем в законную силу. Однако следует согласиться с автором указанной публикации в том, что и редакция ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, и редакция п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» являются неудачными, препятствующими правильному и единообразному пониманию правоприменителями требований указанной нормы закона. Автор не претендует на исключительность своего мнения, но надеется привлечь внимание к этой теме, а также на то, что в ходе возможной дискуссии ученых и практиков будет выработано точное уяснение смысла данной процессуальной нормы, ее действительного содержания.
———————————
Статья Л.А. Грось «О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном решении» включена в информационный банк согласно публикации — «Арбитражный и гражданский процесс», N 10, 2004. См., например: Грось Л.А. О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном решении» // Российский судья. 2004. N 9. С. 5.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 14.11.2002 N 138-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 23.10.2002)
«АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 24.07.2002 N 95-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 14.06.2002)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23
«О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ»
Российский судья, 2005, N 6

www.lawmix.ru

О ПОСТАНОВЛЕНИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ

Грось Л.А., доктор юридических наук, заведующая кафедрой гражданского процессуального права Хабаровской государственной академии экономики и права.

Наделение Верховного Суда Российской Федерации конституционным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ), установление особого порядка их подготовки и принятия дает основание для вывода об обязательности их учета при разрешении конкретных гражданских дел с целью обеспечения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права. Иными словами, постановления Пленума Верховного Суда РФ являются актами официального, обязательного для конкретных правоприменителей разъяснения (толкования) правовых норм.

В литературе по конституционному праву, всем отраслям процессуального права, а также отраслям материального права вопрос о правовом значении и роли разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обсуждается активно, и мнения колеблются от утверждений об их нормативном характере до отрицания их обязательности.

Никакие судебные акты, включая постановления Пленума Верховного Суда РФ, не являются нормативными правовыми актами. Суд — носитель государственной власти, компетенция которого состоит в применении права, а не создании правовых норм. Не меняет сути судебных актов и то, что к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов отнесены дела об оспаривании нормативных правовых актов в силу их несоответствия закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Положительное решение суда по такому делу по вступлении в законную силу «влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящих его содержание» (п. 3 ст. 253 ГПК РФ). Такое решение является своеобразным актом применения права, которое состоит в сравнительном анализе норм правовых актов различной юридической силы.

Несколько иначе, но в принципе так же решен этот вопрос в ст. 195 АПК РФ. Решениями судов не отменяются, а признаются «не действующими полностью или в части» нормативные акты. И не имеет значения, что, рассматривая иные гражданские дела, суды отказывают в применении признанного недействующим нормативного правового акта, ссылаясь на решение суда об этом, а также то, что субъективные пределы действия таких решений — неопределенный круг лиц. Безусловно, судебные решения, выносимые в порядке главы 24 ГПК РФ (главы 23 АПК РФ), обладают рядом особенностей, присущих и самому производству по делам об оспаривании нормативных актов. Требуются исследования природы таких решений. Как, впрочем, и решений, являющихся актами применения норм частного права. Известно, например, что в ст. 8 ГК РФ судебное решение названо в числе юридических фактов, влекущих возникновение гражданских прав и обязанностей. В теории гражданского процессуального права высказываются различные точки зрения по поводу таких решений. Значение правообразующих решений, в частности, придается положительным решениям по делам искового производства. Между тем роль правообразующего юридического факта могут играть только решения по делам особого производства — в случаях, прямо установленных законом, когда вступившим в законную силу судебным решением устанавливается правовая связь «на будущее» — усыновление, признание права муниципальной собственности на бесхозяйное недвижимое имущество, признание права собственности на самовольно возведенное строение. Возвращаясь к роли положительных судебных решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов, следует подчеркнуть, что посредством таких решений суд не устанавливает правовых норм, а защищает нарушенные или оспариваемые права, свободы и законные интересы субъектов права, что составляет цель гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ).

Несомненно, что достаточно часто Верховный Суд РФ не ограничивается разъяснением (толкованием) норм материального и процессуального права, в том числе в части применения аналогии закона и права, но и восполняет пробелы и разрешает противоречия в законодательстве (акты Верховного Суда РФ в этой части в литературе называют «правоположениями»), что ненормально. Восполнять пробелы и устранять противоречия в законодательстве должны те, кто творит право. Суд, применяя его, ориентируется на положения ст. 6 ГК РФ: если нет нормы, регулирующей спорное отношение, и невозможно использовать аналогию закона, права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Ни Верховный Суд РФ, ни тем более суды других звеньев судебной системы не являются органами, в компетенцию которых входит правотворчество. Разъяснения Верховного Суда РФ о применении норм материального и процессуального права при рассмотрении гражданских дел тем не менее обязательны для нижестоящих судов.

Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении», признав одновременно утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 сентября 1973 г. с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума позже. В Постановление от 19 декабря 2003 года включены многие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 26 сентября 1973 г. с последующими изменениями. С комментарием Постановления от 26 сентября 1973 г. с последующими изменениями выступила в 1999 году Мария Сумбатовна Шакарян (см.: Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. М., 1999. С. 491 — 502). Многие положения из действующего Постановления вызывают замечания, вопросы и предложения, которыми хочется поделиться с коллегами.

1. Разъясняя суть судебного решения и предъявляемые к нему требования, Пленум Верховного Суда РФ не указал того, что решениями являются акты судов не только первой инстанции. Ими являются апелляционные решения и определения кассационной и надзорной инстанций, вынесенные в соответствии с абз. 3 ст. 328, абз. 4 ст. 361, п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ). К ним в равной степени относятся разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении «О судебном решении». Исключение составляют определения судов надзорной инстанции, вынесенные в порядке п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, — они не обладают качеством преюдициальности фактов, так как факты в надзорном производстве не устанавливаются. Другие свойства вступившего в законную силу решения, в том числе недопустимость оспаривания в другом гражданском процессе установленных судом надзорной инстанции правоотношений (ч. 2 ст. 209 ГПК), в полной мере принадлежат определениям, вынесенным в порядке п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ. Применяя п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК, суд надзорной инстанции по сути оставляет без изменения мотивировочную часть решения, апелляционного решения, определения суда кассационной инстанции, принятого в соответствии с абз. 4 ст. 361 ГПК РФ, — о доказательствах и фактах, ими установленных.

2. В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ в числе актов, которые имеют «наибольшую юридическую силу», не назван ГПК РФ. Между тем из содержания п. 1 ст. 1 ГПК РФ можно сделать вывод об установлении верховенства норм ГПК РФ над нормами других нормативных правовых актов, в том числе федеральных законов, принятых позже ГПК РФ. Установление приоритета равных по юридической силе законов неконституционно — указание на это можно найти в актах Конституционного Суда РФ, актах Верховного Суда РФ по конкретным гражданским делам (см.: Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. N 182-0; Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 25 сентября 2001 г. N КАС 01-341) — нет прямого указания на это в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Если учесть, что 29 июня 2004 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление по делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 7 УПК РФ, устанавливающих приоритет УПК РФ над другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами и запрещающих суду, прокурору, следователю, органу дознания и дознавателю применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ. Признавая за УПК РФ статус обычного федерального закона, Конституционный Суд РФ указывает на то, что УПК РФ «не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения установленной непосредственно Конституцией Российской Федерации иерархии нормативных актов. В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило «lex posterior derogat priori» («последующий закон отменяет предыдущий»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон». Однако «вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений». И далее развивается последнее положение: «С учетом требований Конституции Российской Федерации и решений Конституционного Суда Российской Федерации положения частей первой и второй статьи 7 УПК РФ Российской Федерации закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими обычными федеральными законами лишь постольку, поскольку уголовно-процессуальным законом в Российской Федерации является именно данный Кодекс (статьи 2 — 4 УПК Российской Федерации) — подобно тому, как уголовным законом является Уголовный кодекс Российской Федерации (часть первая статьи 3 УК Российской Федерации, пункт 57 статьи 5 УПК Российской Федерации), — и поскольку другими федеральными законами, как относящимися к иным отраслям законодательства, не должно — в силу закрепленного в уголовно-процессуальном праве принципа законности при производстве по уголовному делу и очерченного в самом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации предмета регулирования — осуществляться регулирование именно уголовно-процессуальных по своей правовой природе отношений».

Перечень федеральных законов, устанавливающих их приоритет над равными законами, можно продолжить: Гражданский кодекс, Трудовой кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и т.д. Интересно, что, ссылаясь на принцип законности, «закрепленный в уголовно-процессуальном праве», формальным выражением которого является УПК РФ, Конституционный Суд в том же Постановлении признал неконституционность ч. 6 ст. 234 УПК РФ. Возникает вопрос: если бы был принят ФЗ РФ, отменивший норму ч. 6 ст. 234 УПК РФ, и при этом не были бы внесены соответствующие изменения в УПК РФ, такой закон не действовал бы? До недавнего времени имела место коллизия между нормами УК и УПК РФ в части определения тяжести преступлений, по которым возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон: в ст. 76 УК РФ были названы преступления небольшой тяжести, в ст. 25 УПК РФ — небольшой или средней тяжести. Несомненна уголовно-правовая отраслевая принадлежность этой нормы, однако суды применяли ее в редакции ст. 25 УПК РФ. Только в декабре 2003 года соответствующее ей изменение было внесено в УК РФ.

Признав в Постановлении от 29 июня приоритет норм кодифицированных нормативных правовых актов над одноотраслевыми нормами, содержащимися в других федеральных законах, Конституционный Суд установил правовую норму, что не входит в его компетенцию.

Введение такой «надотраслевой» нормы, по мнению практических юристов, облегчило бы процесс правопримения. Однако это только на первый взгляд. На вопрос, почему они до внесения изменений в ст. 76 УК РФ применяли норму ст. 25 УПК РФ, юристы-практики отвечают: норма УПК РФ в большей мере защищала интересы лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в его пользу следовало толковать коллизию.

3. В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ произошла подмена понятий: обстоятельства, не нуждающиеся в доказывании, сами являются фактами, а не средствами их подтверждения. Исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов, — выводы о правах и обязанностях заинтересованных лиц, указания на которые содержатся в диспозициях и санкциях правовых норм. Исходя из содержания ст. 362 — 364 ГПК РФ, эти выводы характеризуют процесс правоприменения с точки зрения толкования норм, что охватывается в конечном итоге понятием законности судебного решения.

В принципе, обоснованность судебного решения как требование к его содержанию можно выделять лишь условно, необоснованное решение всегда незаконно. Установление фактических обстоятельств дела является стадией применения норм материального и гражданского процессуального права. На этой стадии применяются нормы права в части их гипотез, а в случаях рассмотрения исков о присуждении и заявлений в связи с нарушением прав и свобод субъектов права — и диспозиций норм права. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, таким образом, — частный случай неправильного применения норм материального или процессуального права. Судебное решение, вынесенное с таким дефектом, незаконно.

4. В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ подтверждено признание прецедента в качестве источника правового регулирования общественных отношений в России — речь о нем идет в подпункте «в» указанного пункта Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Для судов России является обязательным толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в конкретном деле. Возникновение однотипной правовой ситуации должно повлечь разрешение, соответствующее толкованию, данному Европейским судом по рассмотренному им делу. Ранее Верховный Суд РФ указал на это в Постановлении Пленума «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации». В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека

Еще по теме:

  • Вольтер только слабые совершают преступления « Только слабые совершают преступления: сильному и счастливому они не нужны». Ф. Вольтер 900igr.net. - презентация Презентация была опубликована 5 лет назад пользователемlmasalskaya.narod2.ru Презентация на тему: " « Только слабые совершают преступления: сильному и счастливому они не нужны». Ф. Вольтер 900igr.net." […]
  • Коллодирующие законы означает Международное частное право. Тема 3. Коллизионные нормы МЧП. Проблемы коллизионного регулирования. Тесты для самопроверки Решение тестов онлайн На нашем сайте представлена лишь часть ответов из теста по дисциплине "Международное частное право". Если у Вас нет времени на подготовку к тестированию или Вы по какой-то […]
  • Приговор по ст 1281 ч1 ук рф Приговор по ст 1281 ч1 ук рф П Р И Г О В О Р Именем Российской Федерации 04 апреля 2012 года г. Новокузнецк Мировой судья судебного участка № 1 Орджоникидзевского района г.Новокузнецка Кемеровской области Аксенова Л.В., с участием государственного обвинителя – Продченко Я.С., защитника адвоката Рейфер Г.М. - по […]
  • Налог 22 алтайский край Налоговые инспекции, регион 22 Выберите, пожалуйста, Вашу инспекцию: • Налоговая инспекция 2201 (Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 10 по Алтайскому краю) • Налоговая инспекция 2202 (Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края) • […]
  • Азбука правила дорожного движения смешарики Азбуки Смешариков Азбуки Смешариков — серия спин-оффов основного сериала, которые представляют собой серии (преимущественно по 1,5 минут) поучительного и познавательного характера. Азбука дорожного движения Мини-сериал, который состоит из серий, посвящённых правилам дорожного движения. Азбука безопасности […]
  • Условия развода индюков Разведение индюков в домашних условиях Родиной индеек считается Америка. Одомашнивать индюков стали около тысячи лет назад. В Европу они попали только в 16 веке, после четырех путешествий Христофора Колумба. Индюки – это красочные, величественные и одновременно, отличающиеся габаритами домашние птицы. Они любят […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.