Синтаксис правило

СИНТАКСИС (от греч. ‘строй, порядок’) – это раздел грамматики характеризующий правила создания предложений и словосочетаний. Синтаксической строй вместе с морфологическим строем есть грамматика языка. Сущность грамматики и морфологии способствует их распределению на разделы грамматики.

Синтаксис — это раздел языкознания, который изучает синтаксический строй языка, а именно словосочетания, предложения, текст, способы соединения словосочетаний в предложения, предложений в текст, построение простых предложений и объединение их в сложные.

Очень сложно разделить синтаксис и морфологию. Морфология изучает формы и значения слов, а синтаксис сочетаемость слов и построение предложений.

Какая же роль синтаксиса в современном языке? Дословно с греческого слово «синтаксис» означает «порядок» и указывает, что необходимо упорядочивать отдельные единиц языка — слова. Наличие синтаксиса в жизни человека связано с потребностью людей в общении, желанию построить свою речь так, чтобы понятнее передать информацию и свои эмоции. Одним словом человек не может передать все свои мысли и эмоции, а использует в своей речи более сложные речевые элементы — это словосочетание, предложение, текст.

Словосочетание – это группа слов, которые соединены между собой грамматически и по смыслу. Очень часто в речи встречаются ошибки в строении словосочетаний, как грамматические, так и смысловые, например ужасная красота, красивый девочка. Переходным элементом от лексико-морфологического к синтаксическому является синтаксис словосочетаний. С помощью синтаксиса отдельные слова структурно оформляются в предложения.

Предложение – это набор слов, которые связаны по смыслу и имеют грамматическую основу. Если грамматическая основа одна то предложение простое, если больше то сложное. Предложение имеет законченный смысл и интонационную завершенность.

Само словосочетание определяет явление, действие, предмет, а предложение уже воспроизводит эмоции, мысли, желания. Синтаксис это универсальный инструмент, способствующий правильному построению человеческой речи. Порой очень сложно понять речь маленького ребенка или иностранца, не владеющих основными правилами синтаксиса.

Предложение – это минимальная единица общения. Синтаксические свойства слов проявляются не только в предложении, как элементе коммуникации, но и в словосочетаниях, как смысловом и грамматическом объединение слов. Синтаксис изучает строение предложений их грамматические свойства и типы, и словосочетание как самое маленькое объединение слов связанное грамматически. Таким образом, можно выделить синтаксис предложения и синтаксис словосочетания.

Далее предложения объединяются в один текст по смыслу. Смысловое единство (единая для всего текста тема) – это главный признак текста.

Синтаксис это отражение творческой составляющей языка. Ведь в процессе общения постоянно строятся новые предложения, возникают новые словосочетания. Синтаксис это сфера грамматики, которая исследует возникновение огромного количества словосочетаний и предложений из конечного множества слов.

www.russkij-yazyk.com

СИНТАКСИС (от греч. СИНТАКСИС (от греч. ‘строй, порядок’), в традиционном понимании совокупность грамматических правил языка, относящихся к построению единиц, более протяженных, чем слово: словосочетанию и предложению.

Существуют и более расширительные понимания синтаксиса, восходящие к терминологической традиции семиотики. В соответствии с первым из них в понятие синтаксиса включают правила построения любых более сложных языковых единиц из более простых; при этом появляется возможность говорить о внутрисловном синтаксисе или о синтаксисе текста. В еще более расширительном понимании под синтаксисом понимаются правила построения выражений любых знаковых систем, а не только вербального (словесного) языка. При всех существующих пониманиях предмета синтаксиса раздел соответствующей теории (языкознания, семиотики), занимающийся изучением синтаксических единиц и правил, также называется синтаксисом. Ниже рассматривается в основном синтаксис в традиционном понимании; относительно расширительных пониманий см. ДИСКУРС; СЛОВООБРАЗОВАНИЕ; ТЕКСТ.

Как и грамматика в целом, синтаксис имеет дело с выражением в языке некоторых наиболее часто встречающихся значений, таких, как «субъект», «признак», «вопрос», «отрицание» и т.п., причем способом выражения этих значений в синтаксисе являются иерархически организованные конструкции.

Границы синтаксиса и морфологии не всегда можно очертить с достаточной уверенностью: слово (предмет морфологии), как и предложение, обладает определенной иерархической структурой, и морфологические категории, как и синтаксические, связаны с выражением некоторых наиболее частотных значений. Этим объясняется появление обобщающего термина «морфосинтаксис». Однако структура слова значительно проще, чем структура синтаксических единиц в собственном смысле. Кроме того, предложение способно к теоретически бесконечному усложнению: как правило, в его состав можно включить еще некоторое число единиц, и при этом предложение не утратит грамматической правильности, в то время как слова, способные к потенциально бесконечному усложнению, встречаются редко и далеко не во всех языках (таковы, например, сложные существительные в немецком языке).

Особенность синтаксиса заключается также в том, что в процессе речи говорящий постоянно создает новые предложения, но крайне редко – новые слова. Таким образом, в синтаксисе наглядно проявляется творческий аспект языка, и поэтому синтаксис часто определяют как раздел грамматики, изучающий порождение речи – образование из ограниченного множества слов теоретически неограниченного множества предложений и текстов.

Изучение синтаксиса включает две большие группы проблем: описательные и теоретические. Цель синтаксического описания – с наибольшей полнотой и точностью сформулировать правила, которые отличают правильно построенные предложения некоторого языка от неправильных. Теоретический синтаксис является частью общей теории грамматики; его задача – выделить универсальный, т.е. свойственный всем языкам компонент синтаксических правил и установить пределы того разнообразия, которое проявляют языки в области синтаксиса.

Описательный синтаксис включает приемы и методы синтаксического анализа, который ставит в соответствие предложению его грамматическую структуру, а также правила, с помощью которых грамматически правильные предложения некоторого языка могут быть отличены от неправильных. Эти правила могут быть распознающими, т.е. позволяющими ответить на вопрос о том, является ли некоторое произвольное выражение правильным или неправильным выражением данного языка, или порождающими, т.е. осуществляющими синтез правильных предложений данного языка на основе элементарных единиц и правил их соединения. Особый класс составляют интерпретирующие правила, которые устанавливают соответствие между синтаксической единицей и ее значением; эти правила, собственно говоря, являются в той же степени синтаксическими, в какой и семантическими. В теоретическом синтаксисе распознающие правила практически не используются, а соотношение порождающих и интерпретирующих правил можно охарактеризовать следующим образом: порождающие правила отвечают за формальную (грамматическую) правильность предложения, а интерпретирующие – за его правильность относительно некоторого смысла (иначе говоря, за осмысленность предложения). Эти два свойства вовсе не обязательно совпадают: предложение *Моя твоя не понимай не является правильным предложением русского языка, хотя прекрасно осмысляется, а знаменитый пример Н.Хомского Бесцветные зеленые идеи яростно спят грамматически правилен, однако выраженный в нем смысл аномален.

В результате синтаксического анализа устанавливается структура предложения, которая может быть представлена с использованием понятия членов предложения (подлежащее, сказуемое, определение и т.д.) либо с помощью более абстрактного понятия синтаксической зависимости. Например, в предложении Вижу красивый дом дополнение дом зависит от глагола-сказуемого вижу в том же смысле, в каком определение красивый зависит от определяемого существительного дом. Отношения синтаксической зависимости между словами в предложении могут быть обозначены стрелками; диаграмма отражает структуру синтаксических зависимостей в предложении:

Из двух слов, непосредственно связанных синтаксической зависимостью, одно называется главным, или вершиной (на диаграмме из него выходит стрелка), а другое – зависимым (в него стрелка входит).

Другой способ синтаксического анализа заключается в последовательном разделении предложения на все более мелкие единицы, состоящие из наиболее тесно связанных между собой слов. Такие грамматически слитные отрезки называются составляющими. Структура составляющих может быть изображена, например, с помощью скобок: [вижу [красивый [дом [с [высоким крыльцом]]]]]. С помощью скобок обозначен тот факт, что все предложение в целом, а также такие его части, как [дом с высоким крыльцом], [с высоким крыльцом], [высоким крыльцом], являются составляющими.

Как структура зависимостей, так и структура составляющих определяется на основе аналитических критериев, главным из которых является контекстное распределение, или дистрибуция синтаксических единиц. Так, например, тот факт, что вижу является вершиной по отношению к дом, ясен из того, что контексты, в которых может быть употреблено словосочетание вижу дом, совпадают с контекстами, в которых можно употребить вижу, но не с контекстами, в которых может появиться дом (ср. грамматически правильные предложения Я хорошо вижу дом, Я хорошо вижу и Джек построил дом с грамматически неправильным, на что указывает звездочка в начале, выражением *Джек построил вижу дом). То, что, например, [красивый дом с высоким крыльцом] – грамматически слитная единица (составляющая), видно, в частности, из того, что она может быть целиком заменена на местоимение: вижу его.

Основное теоретическое предположение, лежащее в основе синтаксического анализа, заключается в том, что связи между элементами предложения (неважно, описывается ли его структура с помощью понятия синтаксической зависимости или с привлечением представления о синтаксических составляющих) строго ограничены. При графическом изображении на плоскости (рис. 1, 2) в виде множества точек-узлов, соответствующих словам или составляющим, структура зависимостей и структура составляющих для большинства предложений образуют дерево – ориентированный граф, в котором в каждый узел, кроме единственного корневого, входит ровно одна стрелка (принцип единственности вершины) и в котором нет замкнутых путей (принцип запрета на контур):

Чтобы более полно изобразить грамматическую структуру предложения, постулируют различные типы синтаксической зависимости и различные классы составляющих. Например, говорят, что слова вижу и дом связаны предикативной связью, а слова высоким и крыльцом – атрибутивной.

Составляющие образуют синтаксические классы, называемые фразовыми категориями, причем грамматические свойства фразовой категории определяются частью речи, к которой принадлежит (главная) вершина составляющей. Фразовыми категориями являются, например, группа существительного (= именная группа), в которой вершина – существительное: большой дом, учебник английского языка, убийство Цезаря Брутом; группа прилагательного: очень красивый, гораздо более неприятный; группа наречия: на удивление легко, по меньшей мере неприятно; предложная группа: из этого города, со своей матерью и др. Само предложение также является фразовой категорией. Характерной особенностью фразовых категорий является их рекурсивность, т.е. способность включать в себя единицы того же класса: например, группа существительного может быть вложена в другую группу существительного, а придаточное предложение вложено в главное и являться его частью: [П Вот [ГС пшеница, [П которая в [ГС темном чулане] хранится в [ГС доме, [П который построил Джек]]]]], где П обозначает левую границу предложения, а ГС – левую границу группы существительного.

Предложение представляет собой универсальную (т.е. присутствующую во всех языках) фразовую категорию. Синтаксическая структура предложения определяется в основном грамматическими свойствами входящих в него слов, в первую очередь – их сочетаемостными признаками. Сочетаемостные признаки слова включают его семантические и синтаксические валентности. Семантическая валентность слова – незаполненная часть (переменная) его семантического описания; например, глагол рубить имеет три валентности – КТО (деятель), ЧТО (объект приложения действия) и ЧЕМ (инструмент) рубит, семантические валентности глагола догонять – КТО (догоняющий) и КОГО (догоняемый). Синтаксические валентности слова образуют те языковые единицы, которые могут вступать с ним в отношение непосредственной синтаксической зависимости. Различаются синтаксические валентности, которые соответствуют некоторой семантической валентности слова (его актанты), и синтаксические валентности, которые не соответствуют никакой семантической валентности (сирконстанты). Например, в предложении Сейчас я хочу, чтобы ты ушел, потому что уже поздно подлежащее я и придаточное дополнительное чтобы ты ушел – это актанты глагола хотеть, так как они заполняют части его семантического описания (КТО хочет ЧТО), а обстоятельство сейчас и придаточное причины потому что уже поздно – это сирконстанты, так как они не связаны с лексическим значением глагола хотеть. Следует, впрочем, иметь в виду, что граница между актантами и сирконстантами не всегда прослеживается четко.

По выражению французского синтаксиста Л.Теньера, предложение представляет собой «маленькую драму», которая включает в себя действие (обозначаемую сказуемым ситуацию), действующих лиц (актанты) и обстоятельства (сирконстанты). Помимо того, что каждый актант в каждой ситуации обладает некоторой присущей ему ролью, имеются также и «амплуа» – некие стандартные семантические роли, которые выступают в разных ситуациях. В число таких ролей входят агенс – одушевленный инициатор действия, контролирующий его (мальчик бежит; мальчик ломает стол); пациенс – участник, сильнее остальных вовлеченный в ситуацию и претерпевающий в ней наиболее существенные изменения (мальчик падает; отец бьет мальчика); бенефактив – участник ситуации, чьи интересы в ней затронуты (даю книгу мальчику; хвалю мальчика); экспериенцер – носитель непроизвольного чувства или получатель информации при глаголах восприятия (мальчик видит; мальчику нравится); инструмент – неодушевленный объект, при помощи которого осуществляется действие (писать карандашом) и некоторые другие. Важнейшим свойством предикатных слов (т.е. слов, для которых естественно выступать в роли сказуемого) является то, что среди них почти нет таких, при которых два актанта выполняли бы одну и ту же семантическую роль.

Предложение, которое содержит в себе хотя бы одно другое предложение, называется сложным. Включение предложений друг в друга может быть осуществлено двумя способами – сочинением и подчинением. Предложение, входящее в состав другого предложения, называется несамостоятельным предложением. В английской грамматической терминологии для обозначения несамостоятельного предложения имеется широкоупотребительный термин clause, играющий в понятийном аппарате синтаксической теории настолько важную роль, что в некоторых концепциях это понятие считается первичным и именно через него определяется само понятие предложения. Отсутствие приемлемого аналога этого термина в русскоязычной понятийной системе синтаксической теории некоторые авторы пытаются компенсировать путем заимствования – получается термин «клауза» (или «клауз»). Несамостоятельное предложение, имеющее сказуемое в личной форме, называется придаточным предложением. Придаточные предложения могут быть бессоюзными либо, чаще, вводиться с помощью подчинительных союзов. Одни подчинительные союзы (что, будто, как, чтобы) употребляются в основном с сентенциальными актантами (выраженными изъяснительными придаточными предложениями), например Думаю, что уже поздно; Прошли слухи, будто он продает квартиру; такие предложения в отечественной синтаксической науке называются придаточными изъяснительными. Другие союзы (как, когда, пока, если) употребляются с сентенциальными сирконстантами. Придаточное предложение, выступающее в качестве определения к существительному, называется относительным. В нем употребляются союзные слова, выполняющие функции одновременно союза и члена предложения: Вот дом, в котором я живу; Сей шкипер был тот шкипер славный, Кем наша двигнулась земля (А.С.Пушкин).

Несамостоятельное предложение, возглавленное неличной формой глагола, называется зависимым оборотом. Такими неличными формами могут быть инфинитивы, деепричастия, причастия, отглагольные существительные и т.п.

Разные морфологические формы слов могут обладать различными синтаксическими валентностями. Залоговые конструкции представляют собой наборы (в частности, пары, если залогов в языке только два) предложений, имеющих одно и то же основное значение, но различающихся тем, какой участник ситуации какому члену предложения соответствует. Так, в активном залоге агенс соответствует подлежащему, а в пассивном (= страдательном) – дополнению, а подлежащим становится пациенс: Рабочие строят дом – Дом строится рабочими.

Основными способами выражения синтаксической структуры предложения являются: зависимость грамматических форм слов друг от друга (согласование и управление) и выражение синтаксических отношений с помощью одного лишь порядка слов (примыкание). При согласовании значение той или иной грамматической категории некоторого слова должно совпадать со значением аналогичной грамматической категории другого, синтаксически связанного с данным слова; например, в русском языке выраженное прилагательным определение согласуется с определяемым существительным в роде, числе и падеже. При управлении грамматическая форма (обычно – падеж) зависимого слова диктуется морфологическими свойствами главного слова. Примыкание означает синтаксическую связь, которая выражается порядком слов (расположением зависимого слова «не слишком далеко» от главного, ср. Они вместе заявили о невозможности работать и Они заявили о невозможности работать вместе, где обстоятельство вместе примыкает к сказуемому заявили или к сказуемому работать соответственно).

Понятие членов предложения определяется для синтаксических групп слов на основе той функции, которую эти группы выполняют в составе включающей синтаксической единицы, причем внутренняя структура группы может быть различной. Например, подлежащими могут быть группы, принадлежащие к самым разным фразовым категориям: группа существительного (Высокий мальчик пришел), предложная группа (От Москвы до Тулы недалеко), инфинитивный оборот (Ходить по проезжей части опасно), придаточное предложение (Что он испугался, не удивительно). Подлежащее отличается высокой степенью синтаксического приоритета, что проявляется в наличии у него ряда более или менее универсальных свойств: оно чаще всего выражает тему сообщения, выражается именительным падежом (по поводу тех языков, где это не так, идут споры: что в них считать подлежащим и что – именительным падежом), согласуется с глаголом-сказуемым, занимает определенное место в линейной структуре предложения (в языках с жестким порядком слов), определяет значение возвратных местоимений, в русском языке оно обязательно должно совпадать в главном предложении и в деепричастном обороте и т.д. Сходными наборами типичных свойств обладают и различные виды дополнений.

Коммуникативные значения, передаваемые в предложении, образуют область актуального членения предложения (у этого круга явлений имеются и другие названия – тематико-рематическое членение, коммуникативная организация смысла, коммуникативная структура предложения, коммуникативный синтаксис и др., см. также ФУНКЦИОНАЛИЗМ В ЛИНГВИСТИКЕ). Эти значения связаны со способом изложения, с «упаковкой» передаваемой информации. Выражая коммуникативные значения, говорящий стремится сделать свое сообщение максимально удобным для восприятия адресата. Тема представляет собой исходный пункт сообщения, то, «о чем» говорится в предложении. Рема включает основное содержание сообщения, то, «что» в нем говорится. Например, предложения Отец поехал на работу и На работу поехал отец при произнесении их с нейтральной интонацией используются в речи в разных целях – первое для сообщения информации об отце, а второе – например, для ответа на вопрос Кто поехал на работу? Тема обычно соответствует данному, т.е. некоторому знанию, активизированному в сознании говорящего и слушающего в момент произнесения высказывания, а рема – новому, т.е. некоторому знанию, не известному слушающему или такому, о котором он в данный момент не думает. Однако есть случаи, когда тема (= исходный пункт) – новое, например в начале повествовательного текста: Голодная волчиха встала, чтобы идти на охоту (А.П.Чехов). Контрастивностью называется коммуникативное значение, которое подразумевает выбор из нескольких элементов множества, состав которого известен говорящему и адресату. Например, в предложении Это Иван пришел подразумевается, что мог придти еще кто-то или могло произойти еще что-то. Имеются и другие аспекты коммуникативной структуры, полного согласия относительно трактовки которых среди исследователей нет; в целом коммуникативный синтаксис, привлекший серьезное внимание ученых лишь в середине 20 в., значительно уступает по степени изученности синтаксису формальному.

Слово «синтаксис» стало впервые употребляться философами-стоиками в 3 в. до н.э. для обозначения логической структуры высказываний. У Аполлония Дискола (3 в.) предметом синтаксиса являются уже собственно языковые явления – связи слов и форм слов в предложении. Неразграничение синтаксических, логических и психологических понятий продолжалось до начала 20 в. В конце 19 в. Ф.Ф.Фортунатов предложил формальный подход к исследованию синтаксиса (впоследствии развитый А.М.Пешковским), в котором свойства словосочетания и предложения выводятся из признаков частей речи входящих в них слов. Представители различных структуралистских школ (первая половина 20 в.) пытались перенести на грамматику, в том числе на синтаксис, понятия и исследовательские процедуры, которые до этого зарекомендовали себя в фонологии. Важный прогресс в изучении синтаксиса был достигнут в пражском функционализме (идеи В.Матезиуса о комбинациях) и в американской дескриптивной лингвистике (разработка дистрибутивных методов синтаксического анализа и понятие трансформации). Л.Теньер предложил взгляд на предложение как на реализацию синтаксических валентностей слов и установил центральное положение глагола-сказуемого в его структуре.

Революционное значение для развития синтаксичесих исследований имела публикация в 1957 первого наброска теории грамматики, предложенной Н.Хомским. С именем Хомского связана не только одна определенная лингвистическая теория – порождающая грамматика, но и целый переворот во взглядах на изучение языка – переход от описательных задач к определенным образом понимаемым объяснительным (теоретическим) попыткам объяснить языковые и в первую очередь синтаксические факты с помощью теории, опирающейся на математический формальный аппарат, подобно тому как физические теории объясняют явления природы. Этот переворот в решающей степени определил не только развитие самой порождающей грамматики, но и характер всех противостоящих ей теоретических направлений. Возникновение порождающей грамматики имело своим следствием беспрецедентные успехи в расширении эмпирической базы и уровня понимания синтаксиса.

В основе порождающей грамматики лежит идея о том, что важнейшие черты грамматики, и в первую очередь синтаксиса, естественного языка порождает врожденное, генетически наследуемое знание. Наблюдаемые различия между языками строго ограничены рамками врожденного знания языка, одинакового у всех людей. Фундаментальные свойства единиц и правил синтаксиса – структура составляющих, виды фразовых категорий, правила, связывающие единицы разных составляющих, образуют важнейший компонент врожденного знания языка – универсальную грамматику.

Синтаксическая теория в порождающей грамматике основана на представлении об автономно действующем грамматическом компоненте знания языка, который функционирует независимо от целей и условий процессов понимания и производства речи. Все грамматически правильные фразовые категории складываются по единому образцу из единиц словаря, а наблюдаемые различия между ними относятся целиком на счет словарных признаков; например, различие между группами начинает работать и начало работы в конечном счете сводится к тому факту, что начинать – глагол, а начало – существительное, поскольку свойства любой синтаксической группы определяются свойствами ее главного элемента – вершины. Синтаксические структуры могут далее подвергаться единственному допустимому преобразованию (трансформации) передвижения – некоторые составляющие могут быть перенесены на «свободные» синтаксические позиции. Таким образом объясняются факты взаимодействия синтаксических единиц «на расстоянии», ср. англ. John saw Mary «Джон видел Мэри» и Whom did John see? «Кого видел Джон?». Прямое дополнение whom ‘кого’ перемещается в начало предложения, и на его месте образуется «пустота», которая не может быть заполнена никаким другим элементом. Грамматическая правильность предложения обеспечивается совместным действием нескольких автономных разделов, или «модулей» синтаксической теории, благодаря чему достигается ее основная цель – объяснить, почему некоторые виды предложений грамматически правильны, а другие – нет.

Оппонирующие Хомскому синтаксические теории либо основываются на исходном предположении функционализма, сводящемся к тому, что структура языка определяется условиями его употребления и природой значений, передаваемых синтаксическими конструкциями (Г.А.Золотова, С.Дик, Т.Гивон, А.Е.Кибрик, Р.Ван Валин), либо предлагают альтернативные варианты формальной грамматики для описания и объяснения явлений синтаксиса. К последним относятся, например, лексико-функциональная грамматика Дж.Бреснан и Р.Каплана, в которой вводится особый автономный уровень, отличный от собственно синтаксического, для представления грамматических функций; «вершинная грамматика фразовой структуры» К.Полларда и И.Сага, не использующая понятие трансформации и др. В некоторых формальных теориях отвергается постулат об автономности синтаксиса (и шире – грамматики), однако попытки создания интерпретирующих компонентов, связывающих уровни семантики и синтаксиса (порождающая семантика, синтаксис в отечественной модели «Смысл Ы Текст») представляются неудачными – они привели к созданию множества правил, не поддающихся ни обобщению, ни теоретическому осмыслению.

С 1970-х годов в связи с развитием описательной лингвистики в научный обиход вошли сотни синтаксических описаний языков разной структуры, генетической принадлежности и места распространения, что привело к бурному развитию синтаксической типологии, которая ориентируется в основном на функциональные теории. Особым предметом обладает исторический синтаксис, изучающий закономерности изменения синтаксического строя языка с течением времени. См. также ПРЕДЛОЖЕНИЕ; ТИПОЛОГИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ; ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

www.krugosvet.ru

2.1. Общая характеристика сложноподчинённых предложений

1. Сложноподчинённые предложения (СПП) – это предложения, в которых есть главное предложение и одно или несколько придаточных предложений. Придаточные предложения подчиняются главному и отвечают на вопросы членов предложения.

Придаточные предложения могут стоять перед главным предложением:

С тех пор как Нонна отказала Андрею, старик был с Нонной официально сух (Панова).

Придаточные могут стоять после главного предложения:

Она не сводила глаз с дороги, что ведёт через рощу (Гончаров).

Придаточные предложения могут стоять в середине главного предложения:

И вечерком, когда все кошки серы , князь отправился подышать чистым воздухом (Лесков).

2. Придаточные предложения могут относиться к одному слову в главном или ко всему главному предложению.

К одному слову в главном предложении относятся следующие типы придаточных:

  • придаточные подлежащные;
  • сказуемные (по другой классификации подлежащные и сказуемные придаточные относятся к придаточным местоимённо-определительным);
  • определительные;
  • дополнительные (по другой классификации – изъяснительные);
  • образа действия и степени.
  • Ко всему главному предложению обычно относятся следующие типы придаточных:

  • придаточные места, времени, причины, следствия, сравнения, цели, условия, уступки (то есть обстоятельственные типы придаточных, кроме придаточных образа действия и степени).
  • Обстоятельственные придаточные, кроме придаточных образа действия и степени, как правило, относятся ко всему главному предложению, но вопрос к ним обычно задается от сказуемого.

    Типология придаточных предложений даётся по учебнику: Бабайцева В.В., Чеснокова Л.Д. Русский язык: Теория. 5–9 кл.: Учеб. для общеобразоват. учреждений.

    3. Средствами связи придаточного и главного предложений являются:

    • в придаточном предложении – подчинительные союзы (что, чтобы, ибо, пока, когда, как, если и др.) или союзные слова (который, какой, кто, что, как, где, куда, откуда, когда и др.);
    • в главном предложении – указательные слова (тот, такой, там, туда, потому, оттого и т.д.).
    • Союзы и союзные слова – главные средства связи в сложноподчинённом предложении.

      Указательные слова в главном предложении могут быть, а могут и не быть.

      Союзы и союзные слова обычно стоят в начале придаточного предложения и служат показателем границы между главным и придаточным.

      Исключение составляет союз-частица ли , который находится в середине придаточного предложения. Обратите на это внимание!

      Разграничение союзов и союзных слов

      Когда является союзом в придаточном времени (Отец мой скончался, когда мне был шестнадцатый год. Лесков) и в придаточном условия ( Когда нужно чёрта, так и ступай к чёрту! Гоголь).

      Когда является союзным словом в придаточном дополнительном (Я знаю, когда он вернётся) и в придаточном определительном (Тот день, когда мы встретились впервые, я не забуду никогда; когда в определительном придаточном можно заменить основным для этого придаточного союзным словом который , ср.: Тот день, в который мы встретились впервые, я не забуду никогда).

      Как является союзом во всех обстоятельственных придаточных, кроме придаточных образа действия и степени (ср.: Служите мне, как вы ему служили (Пушкин) – придаточное сравнительное; Как душа черна, так мылом не смоешь (пословица) – придаточное условия; можно заменить: если душа черна. – Делай так, как тебя учили – придаточное образа действия и степени).

      Особенно внимательно разбирайте придаточные дополнительные: в них как и что могут быть как союзами, так и союзными словами.

      Ср.: Он сказал, что вернётся к ужину (что – союз). – Я знаю, что он будет делать завтра (что – союзное слово); Я слышал, как за стеной плакал ребёнок (как – союз). – Я знаю, как она любит сына (как – союзное слово).

      В придаточном дополнительном союз как можно заменить союзом что , ср.: Я слышал, как за стеной плакал ребёнок. – Я слышал, что за стеной плакал ребёнок.

      2) Чем является союзом в двух случаях:

      а) в составе двойного союза чем. тем :

      Чем дальше в лес, тем больше дров; Чем ближе осень, тем грустнее на душе;

      б) в придаточных таких сложноподчинённых предложений, которые имеют в главной части прилагательное, наречие в сравнительной степени или слова иной, другой, иначе .

      Он оказался выносливее, чем мы думали; Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться (Крылов).

      Проверить знания
      пунктуации
      поможет практикум
      по русскому языку:

      3) Где, куда, откуда, кто, почему, зачем, сколько, который, какой, чей – союзные слова и не могут быть союзами.

      Я знаю, где он прячется; Я знаю, куда он поедет; Я знаю, кто это сделал; Я знаю, почему он это сделал; Я знаю, зачем он это сказал; Я знаю, сколько времени у него ушло на ремонт квартиры; Я знаю, каким будет наш праздник; Я знаю, чей это портфель.

      При разборе придаточного предложения как простого очень часто допускается следующая ошибка: значение придаточного переносится на значение союзного слова. Чтобы не допустить такой ошибки, попробуйте заменить союзное слово соответствующим указательным словом и определить, каким членом предложения это слово является.

      Ср.: Я знаю, где он прячется. – Там он прячется.

      Союзные слова который, какой, чей в определительном придаточном можно заменить существительным, к которому относится это придаточное.

      Ср.: Расскажи мне ту сказку, которую мама любила (Герман). – Сказку мама любила; Стюарт Яковлевич – такой управитель, какого и на свете нет. – Такого управителя и на свете нет.

      Возможна и обратная ошибка: значение союзного слова переносится на значение придаточного. Чтобы не ошибиться, ставьте вопрос от главного предложения к придаточному.

      Я знаю (что?), когда он вернётся; Я знаю (что?), где он был – придаточные дополнительные; Он вернулся в город (в какой город?), где провел юность; Тот день (какой день?), когда мы познакомились, я не забуду никогда – придаточные определительные.

      Кроме того, в определительном придаточном союзные слова где, куда, откуда, когда можно заменить союзным словом который .

      Ср.: Он вернулся в город, где провёл юность. – Он вернулся в город, в котором провёл юность; Тот день, когда мы познакомились, я не забуду. – Тот день, в который мы познакомились, я не забуду.

      4. Указательные слова находятся в главном предложении и обычно отвечают на те же вопросы, имеют то же синтаксическое значение, что и придаточные предложения. Основная функция указательных слов – быть предвестником придаточного предложения. Поэтому в большинстве случаев указательное слово может подсказать вам, к какому типу относится придаточное предложение:

      Он вернулся в тот город, где провёл юность ( тот – определение; придаточное определительное); Он остался с тем , чтобы доказать свою невиновность ( с тем – обстоятельство цели; придаточное цели); Прочтите так , чтобы никто не видел записки ( так – обстоятельство образа действия, меры и степени; придаточное образа действия и степени).

      licey.net

      Еще по теме:

      • Сумма алиментов для неработающих на 2 детей Алименты с неработающего отца на ребенка в 2018 году Когда мы говорим о взыскании алиментов, мы подразумеваем отчисление определенной денежной суммы из заработка плательщика. И вопрос о взыскании алиментов с безработного родителя большинство из нас ставит в тупик. И вправду, откуда взяться алиментам, если нет […]
      • Группы для плательщиков единого налога Группы плательщиков единого налога - 2018 Всего 4 группы плательщиков. 1 группа ЕН: годовой лимит дохода - дo 300000 гривен; ставка с 2018 года - до 10% размера прожиточного минимума, то есть 176,20 грн., ставка с 2017 года - до 10% размера прожиточного минимума, то есть 160,00 грн 2 группа ЕН: годовой лимит дохода - […]
      • Закон смоленской области о бюджете на 2018 год Законопроект Смоленской области "Об областном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов" 1. Утвердить основные характеристики областного бюджета на 2018 год: 1) общий объем доходов областного бюджета в сумме 37 627 872,8 тыс. рублей, в том числе объем безвозмездных поступлений в сумме 6 322 716,0 […]
      • Начисление пособие по временной нетрудоспособности 2018 Как рассчитать больничный лист в 2018 году по-новому (калькулятор) Мы составили удобную пошаговую инструкцию с наглядными примерами для расчета больничного в 2018 году. Чтобы быстрее посчитать пособие по временной нетрудоспособности и проверить себя, используйте встроенный в статью калькулятор. Обратите внимание, […]
      • Уточняем налог на прибыль Четыре частые ошибки в декларации по налогу на прибыль В декларации по прибыли налоговики находят одни и те же недочеты. Поэтому безопаснее проверить декларацию по налогу на прибыль перед сдачей. Какие ошибки встречаются чаще всего, мы выяснили в ФНС. Есть мнение среди главбухов, что ошибки в квартальных отчетах не […]
      • Осипова аа общая психокоррекция учеб пособие Общая психокоррекция Читателю предлагается пособие, дающее целостное системное представление о психокоррекционной работе психолога. Автор анализирует основные модели психокоррекции, рассматривает ее виды, цели и задачи. Анализ теоретических подходов сопровождается описанием конкретных методик и […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Комментарии запрещены.