Закон об ипотеке ст61 п5

Пункт 5 ст. 61 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (в редакции, действовавшей до 25.07.2014) устанавливал, что, если залогодержатель в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. Федеральным законом от 23.06.2014 N 169-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Федеральный закон N 169-ФЗ) п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке изложен в новой редакции: «5. Если предметом ипотеки, на который обращается взыскание, является принадлежащее залогодателю — физическому лицу жилое помещение, переданное в ипотеку в обеспечение исполнения заемщиком — физическим лицом обязательств по возврату кредита или займа, предоставленных для целей приобретения жилого помещения, обязательства такого заемщика — физического лица перед кредитором-залогодержателем прекращаются, когда вырученных от реализации предмета ипотеки денежных средств либо стоимости оставленного залогодержателем за собой предмета ипотеки оказалось недостаточно для удовлетворения всех денежных требований кредитора-залогодержателя, с даты получения кредитором-залогодержателем страховой выплаты по договору страхования ответственности заемщика и (или) по договору страхования финансового риска кредитора. При этом в случае признания страховщика банкротом обязательства заемщика — физического лица перед кредитором-залогодержателем прекращаются с даты реализации предмета ипотеки и (или) оставления кредитором-залогодержателем предмета ипотеки за собой». Пунктами 2 и 3 ст. 2 Федерального закона N 169-ФЗ были установлены особенности применения п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке, а именно: — положения п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке (в редакции Федерального закона N 169-ФЗ) применяются к обеспеченным ипотекой обязательствам, которые возникли до дня вступления в силу Федерального закона N 169-ФЗ; — обеспеченные ипотекой обязательства, по которым на день вступления в силу Федерального закона N 169-ФЗ не были заключены договоры страхования ответственности заемщика и после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, для исполнения которых залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, прекращаются в порядке, установленном п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке (без учета изменений, внесенных настоящим Федеральным законом N 169-ФЗ). Правильно ли Общество в данном случае понимает, что в случае реализации предмета ипотеки посредством продажи на торгах (после вступления в силу Федерального закона N 169-ФЗ) задолженность по кредитному договору, заключенному до вступления в силу Федерального закона N 169-ФЗ и по которому не был заключен договор страхования ответственности заемщика, не будет считаться погашенной, при условии, что вырученных от реализации предмета ипотеки денежных средств оказалось недостаточно для удовлетворения всех денежных требований кредитора-залогодержателя? Какие последствия будут, если кредитный договор, по которому не был заключен договор страхования ответственности заемщика, заключен после вступления в силу Федерального закона N 169-ФЗ?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Если ипотечное обязательство заемщика не обеспечено договором страхования его ответственности перед залогодержателем, то прекращение такого обязательства должно осуществляться в соответствии с п. 5 ст. 61 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в редакции Федерального закона от 06.12.2011 N 405-ФЗ. Положения действующей редакции приведенной нормы применению в этом случае не подлежат.

Обоснование вывода:
По общему правилу, сформулированному в п. 3 ст. 334 ГК РФ, при недостаточности суммы, вырученной в результате обращения взыскания на заложенное имущество, залогодержатель вправе удовлетворить свое требование в непогашенной части за счет иного имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге. Иное может быть предусмотрено договором или законом. Именно такой подход был заложен в первоначальной редакции Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон N 102-ФЗ).
Однако Федеральным законом от 06.12.2011 N 405-ФЗ (далее — Закон от 06.12.2011 N 405-ФЗ) в п. 5 ст. 61 Закона N 102-ФЗ «Распределение суммы, вырученной от реализации заложенного имущества» было внесено изменение, согласно которому если залогодержатель в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. Задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной, если размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости заложенного имущества, определенной на момент возникновения ипотеки.
Исходя из положений приведенной нормы, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству должна считаться погашенной, а обеспеченное ипотекой обязательство — прекращенным в случае, если: предметом ипотеки является жилое помещение; залогодержатель оставил за собой предмет ипотеки в установленном законом порядке; размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости заложенного имущества, определенной на момент возникновения ипотеки, то есть на дату заключения соответствующего договора. В частности, в апелляционном определении Омского областного суда от 10.03.2016 по делу N 33-1704/2016 указано, что, если залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. Задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной, если размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости заложенного имущества, определенной на момент возникновения ипотеки. Этот же подход применяется и при оставлении залогодержателем предмета ипотеки за собой после признания повторных торгов несостоявшимися. Аналогичные выводы содержатся и в апелляционном определении СК по гражданским делам Омского областного суда от 10.12.2014 по делу N 33-8040/2014, апелляционном определении СК по гражданским делам Калининградского областного суда от 02.04.2014 по делу N 33-1336/2014. При этом суды исходят из того, что под размером обеспеченного ипотекой обязательства надлежит понимать сумму предоставленного кредита без учета подлежащих уплате процентов за период пользования кредитом (смотрите определения СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17.03.2015 N 5-КГ14-155, от 07.04.2015 N 88-КГ14-4).
Федеральным законом от 23.06.2014 N 169-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон N 169-ФЗ) редакция п. 5 ст. 61 Закона N 102-ФЗ снова изменена, а именно: «если предметом ипотеки, на который обращается взыскание, является принадлежащее залогодателю — физическому лицу жилое помещение, переданное в ипотеку в обеспечение исполнения заемщиком — физическим лицом обязательств по возврату кредита или займа, предоставленных для целей приобретения жилого помещения, обязательства такого заемщика — физического лица перед кредитором-залогодержателем прекращаются, когда вырученных от реализации предмета ипотеки денежных средств либо стоимости оставленного залогодержателем за собой предмета ипотеки оказалось недостаточно для удовлетворения всех денежных требований кредитора-залогодержателя, с даты получения кредитором-залогодержателем страховой выплаты по договору страхования ответственности заемщика и (или) по договору страхования финансового риска кредитора. При этом в случае признания страховщика банкротом обязательства заемщика — физического лица перед кредитором-залогодержателем прекращаются с даты реализации предмета ипотеки и (или) оставления кредитором-залогодержателем предмета ипотеки за собой»*(1).
Как видим, в теперешней редакции п. 5 ст. 61 Закона N 102-ФЗ прекращение ипотечного обязательства связывается с датой получения кредитором-залогодержателем страховой выплаты по договору страхования ответственности заемщика и (или) по договору страхования финансового риска кредитора, если вырученных средств от реализации предмета залога на торгах недостаточно. Но право заемщика страховать свою ответственность, равно как и право кредитора страховать свой финансовый риск, сформулировано законодателем диспозитивно (п.п. 4, 5 ст. 31 Закона N 102-ФЗ), а потому не является обязательным, в отличие, например, от обязанности заемщика страховать предмет ипотеки в пользу кредитора-залогодержателя (п.п. 1, 2 ст. 31 Закона N 102-ФЗ).
Следовательно, на момент возникновения ипотечных правоотношений после вступления в силу Закона N 169-ФЗ договоров страхования ответственности заемщика или финансовых рисков залогодержателя может и не быть. На этот случай в п. 3 ст. 2 Закона N 169-ФЗ предусмотрено специальное правило: «обеспеченные ипотекой обязательства, по которым на день вступления в силу настоящего Федерального закона не были заключены договоры страхования ответственности заемщика и после дня вступления в силу настоящего Федерального закона для исполнения которых залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, прекращаются в порядке, установленном п. 5 ст. 61 Закона N 102-ФЗ, без учета внесенных изменений».
Это означает, что в подобных ситуациях обязательства заемщика должны прекращаться по правилам п. 5 ст. 61 Закона N 102-ФЗ в редакции Закона от 06.12.2011 N 405-ФЗ. Иными словами, если кредитор оставляет предмет залога за собой и размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше стоимости заложенного имущества, определенной на момент возникновения ипотеки, то обязательства заемщика прекращаются. Данный вывод подтверждается и судебной практикой (смотрите, например, апелляционные определения Московского городского суда от 28.04.2016 N 33а-15014/16, от 22.03.2016 N 33-4983/16, апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 23.03.2016 по делу N 33а-833/2016).
Таким образом, на сегодняшний день возможно применение п. 5 ст. 61 Закона N 102-ФЗ как в редакции Закона от 06.12.2011 N 405-ФЗ, так и в действующей редакции, в зависимости от того, обеспечено ипотечное обязательство договором страхования ответственности заемщика или нет.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Ответ прошел контроль качества

3 октября 2016 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) Согласно п. 1 ст. 2 Закона N 169-ФЗ новая редакция вступает в силу по истечении тридцати дней после дня её официального опубликования, то есть с 25 июля 2014 года, и применяется к обеспеченным ипотекой обязательствам, которые возникли до дня вступления в силу Закона N 169-ФЗ (п. 2 ст. 2 Закона N 169-ФЗ).

www.garant.ru

Адвокат онлайн

В 2012 мной был получен валютный кредит для покупки квартиры. В настоящее время в связи с ростом доллара сумма долга в рублях увеличилась почти вдвое и размер платежа стал для нас неподъемным. Банк на встречу не идет. При этом стоимость заложенной квартиры теперь покрывает только 80 % долга. В связи со сложившейся ситуацией и невозможностью дальше платить по кредиту мы хотим предложить банку получить деньги или от реализации квартиры или забрать квартиру себе. Что будет если вырученных средств от реализации заложенной квартиры окажется недостаточно для погашения задолженности? Останемся ли, мы в таком случае должны банку или долг будет прощен в порядке п. 5 ст. 61 закона об ипотеке? 28.01.2015 04:24

Федеральным законом от 23.06.2014 года № 169-ФЗ в редакцию п. 5 ст. 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» были внесены изменения. В соответствии с новой редакцией, разница между размером вырученных средств от реализации предмета ипотеки либо стоимости переданного банку предмета ипотеки и существующем размером задолженности восполняется страховой выплатой по договору страхования ответственности заемщика и (или) по договору страхования финансового риска кредитора.

Внесенные изменения в п. 5 ст. 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» распространяются также на обеспеченные ипотекой обязательства, которые возникли до внесения соответствующих изменений.

Согласно п. 2. ст. 2, Федеральный закон от 23.06.2014 N 169-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» — Положения пункта 5 статьи 61 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к обеспеченным ипотекой обязательствам, которые возникли до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Между тем, в случае если договор страхования ответственности заемщика не был заключен и предметом ипотеки является жилое помещение, то к таким правоотношениям применяются правила изложенные в предыдущей редакции закона.

Согласно п. 3 ст. 2 Федеральный закон от 23.06.2014 N 169-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» — Обеспеченные ипотекой обязательства, по которым на день вступления в силу настоящего Федерального закона не были заключены договоры страхования ответственности заемщика и после дня вступления в силу настоящего Федерального закона для исполнения которых залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, прекращаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 61 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (без учета изменений, внесенных настоящим Федеральным законом).

В предыдущей версии п. 5 ст. 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» говорилось о том, что если залогодержатель в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается.

Также в данной статье акцентируется внимание на важное условие, при котором задолженность по ипотеке может считаться погашенной — размер кредита должен рвняться или быть меньше стоимости квартиры на дату возникновения ипотеки.

Несмотря н то, что в законе четко были прописаны основания для признания задолженности погашенной суды долгое время отказывались применять данную норму, пока в середине 2015 года Верховный Суд РФ, рассмотрев несколько дел, не подтвердил, что в случае, если банк оставил за собой заложенную по кредитному договору квартиру по результатам исполнительного производства, то задолженность считается погашенной.

Таким образом, в случае если по результатам исполнительного производства банк оставит заложенную по ипотеке квартиру за собой, а размер обязательства изначально был ниже стоимости заложенной квартиры, то задолженность по ипотеке считается погашенной.

Однако наш опыт показывает, что банки добровольно отказываются списывать существующую задолженность, поэтому заемщикам приходится обращться с требованиями о признании задолженности погашенной в суд.

В настоящее время у нас имеется положительня практика в г. Москве по признанию задолженности по ипотеке погашенной. Подробнее>>

mos-advo.ru

В каких случаях применяется ст.61 п.5 ФЗ Об ипотеке?

Нами был получен ипотечный кредит на приобретение дома. Кредит не смогли оплачивать, состоялся суд, возбуждено исполнительное производство, дом с торгов не был продан (торги не состоялись), его взял себе на баланс банк. Остался непогашенным долг. Стоимость дома на момент получения кредита 5045 т.р, на баланс банк взял — 3784 т.р., общая задолженность по иску — 4402 т.р., остаток не исполненных обязательств-618 т.р. Возможно ли окончить исполнительное производство фактическим исполнением (не оплачивая остаток 618 т.р.) на основании ст.61 п.5 ФЗ Об ипотеке?

2 ответa на вопрос от юристов 9111.ru

Возможно прекратить, но оплачивать придется. Для прекращения Вам необходимо подать судебному приставу исполнителю ходатайство об окончании исполнительного производства на основании данной нормы.

Надо учесть тот факт и расписать это в ходатайстве, что обязательство такими действиями Банка прекращается. Все что осталось свыше (в данном случае 618 тыс рублей) — относится к необеспеченному обязательству и взыскиваются в общем порядке.

При получении от Вас соответствующего ходатайства судебный пристав исполнитель обязан будет прекратить исполнительное производство.

Однако в виду того, что решение суда не исполнено — возбудить исполнительное производство по взысканию с Вас необеспеченного обязательства.

Иными словами — обязательство по ипотеке будет закрыто, но оплатить 618 тыс рублей Вам придется на общих основаниях уже по другому исполнительному производству.

Действительно, согласно ст. 61 указанного вами закона долг считается полностью погашенным, а обязательство перед банком прекращенным.

В случае оставления залогодержателем за собой нереализованного в рамках исполнительного производства заложенного имущества и прекращения в связи с этим обеспеченного залогом обязательства исполнительные производства подлежат окончанию на основании пункта 1 части 1 статьи 47 Закона «Об исполнительном производстве» — в отношении заложенного недвижимого имущества — после вынесения постановления о передаче нереализованного имущества должника взыскателю, составления акта приема-передачи имущества и регистрации перехода права собственности органом, осуществляющим государственную регистрацию прав.

Если в исполнительном документе содержится только требование об обращении взыскания на заложенное имущество без указания на сумму, подлежащую взысканию, то возбужденное на основании такого исполнительного документа исполнительное производство подлежит окончанию судебным приставом-исполнителем на основании пункта 1 части 1 статьи 47 Закона «Об исполнительном производстве» после передачи нереализованного имущества залогодержателю либо фактической реализации заложенного имущества независимо от суммы, полученной от реализации.

Если же в исполнительном документе наряду с требованием об обращении взыскания на заложенное имущество содержится требование о взыскании суммы долга в связи с неисполненным обязательством, обеспеченным залогом, то судебный пристав-исполнитель при недостаточности вырученной от обращения взыскания на заложенное имущество суммы продолжает исполнение данного исполнительного документа в общем порядке, предусмотренном Законом, для исполнения исполнительных документов имущественного характера.

www.9111.ru

Верховный суд: размер долга по ипотеке равен размеру кредита

Если заемщик не в состоянии выплачивать долг по ипотеке, банк лишает его квартиры. Но может получиться и так, что банк заберет жилое помещение, сохранив долговые обязательства – например, если ипотека была валютной, а сумма взыскания оказалась больше стоимости жилья. Насколько такое решение справедливо, решала Коллегия по гражданским делам Верховного суда.

В августе 2007 года жительница Самары Ольга Черняева заключила с «Банком Москвы» ипотечный договор сроком на 20 лет, сумма кредита по которому составила 83 740 швейцарских франков. По-видимому, обязательства заемщика она не выполняла, в связи с чем Ленинский районный суд Самары 10 июля 2009 года взыскал с Черняевой в пользу банка 86 418,93 швейцарского франка по курсу ЦБ на день исполнения, а 6 июня 2011 года (дело № 2-2027/2011) – еще 12 137,99 франка. Взыскание было обращено на квартиру, которую женщина приобрела на заемные средства. Однако продать ее на торгах не удалось, после чего банк согласился оставить жилое помещение за собой и 26 сентября 2013 года зарегистрировал право собственности на него. Черняева посчитала, что после этого ничего банку не должна, и обратилась в Ленинский райсуд с иском о признании кредитных обязательств прекращенными (дело № 2-4608/2014).

Отдать банку квартиру и остаться в должниках

Суд в удовлетворении требований отказал. Во-первых, в силу п. 5 ст. 61 закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», если залогодержатель оставляет за собой предмет ипотеки, которым является принадлежащее залогодателю жилое помещение, а стоимости жилого помещения недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается. При этом, согласно ст. 59.1 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», стороны ипотечного договора вправе установить положение о том, что залогодержатель может оставить за собой заложенное имущество при обращении взыскания на предмет ипотеки как во внесудебном порядке, так и по решению суда с учетом требований, содержащихся в пп. 2 и 3 ст. 55 настоящего Федерального закона.

Однако, как указала судья Ольга Гороховик, Черняева и «Банк Москвы» такой пункт в договор не включили: ст. 59.1 закона об ипотеке была введена в действие только Федеральным законом от 6 декабря 2011 года № 405-ФЗ, а в соответствии со ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Во-вторых, обращение взыскания на квартиру проводилось не в рамках «ипотечного» закона, а в порядке, предусмотренном ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве». То есть имущество должны были продать с публичных торгов, но ничего не вышло, поэтому взыскатель и оставил квартиру себе. В-третьих, суд исходил из того, что размер неисполненного обязательства на момент регистрации права собственности банка на квартиру превышал стоимость заложенного имущества, определенную на момент возникновения ипотеки – 98 557 франков против 83 740 франков. При этом отдельно указывалось, что размер задолженности определен с учетом курса франка к рублю на 26 сентября 2013 года, когда было исполнено решение суда. Гороховик посчитала, что указанные обстоятельства исключают возможность считать задолженность погашенной. Апелляция согласилась с такой позицией и засилила решение.

Размер взыскания должен быть равен размеру кредита

Однако в Коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, куда обратилась Черняева (дело № 46-КГ15-12), посчитали иначе: тройка судей под председательством Сергея Асташева пришла к выводу, что п. 5 ст. 61 закона об ипотеке «подлежит применению к настоящему спору, поскольку решение об оставлении квартиры за собой банком было принято в период ее [статьи] действия». Вывод судов о том, что стороны при этом должны были включить в договор пункт о возможности оставления заложенного имущества у залогодержателя коллегия посчитала ошибочным.

Неверно, по мнению судей ВС, было установлено и соотношение стоимости жилого помещения и размера предоставленного на его покупку кредита. Согласно п. 5 ст. 61 «ипотечного» закона, стоимость заложенного имущества определяется на момент возникновения ипотеки. «Под размером обеспеченного ипотекой обязательства следует понимать сумму предоставленного кредита на тот же момент без учета начисленных впоследствии процентов за период пользования кредитом. Однако судом апелляционной инстанции положения п. 5 ст. 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» были истолкованы и применены неправильно, так как сравнивался размер задолженности по кредиту на момент обращения взыскания на предмет ипотеки и стоимость предмета залога на момент возникновения ипотеки», – сказано в определении ВС. Как следует из установленных судом обстоятельств, на момент заключения кредитного договора 15 августа 2007 года стоимость квартиры, согласно договору купли-продажи от этой же даты, как предмета ипотеки составляла 1,774 млн руб., что было равно размеру предоставленного кредита по курсу ЦБ РФ на момент заключения кредитного договора.

То, что квартира поступила в собственность банка в соответствии с положениями закона об исполнительном производстве, а не закона об ипотеке, основанием для отказа в удовлетворении требований не является, «поскольку указанными законами порядок обращения взыскания на заложенное имущество в соответствии с решением суда, в том числе основания и порядок оставления залогодержателем предмета ипотеки за собой, являются аналогичными», указал суд. Апелляционное определение было отменено, дело направили на новое рассмотрение в Самарский областной суд (дело № 33-12467/2015). В этот раз апелляция исковые требования Черняевой удовлетворила, опираясь на доводы определения Верховного суда.

Основной вопрос, который возникает при взгляде на внушительные списки изданий, выпущенных юридическими фирмами, – зачем они этим занимаются. Ведь немало успешных консультантов, которые обходятся без этого направления работы, требующего существенных вложений, как временных, так и финансовых. Однако в фирмах, выпускающих книги, уверены: подход эффективен. Актуальных книг мало, и каждая – долгосрочный актив и долгосрочное преимущество. “Компания поощряет авторские начинания юристов, мы поддерживаем издательские проекты и с организационной, и с финансовой точки зрения, и видим в этом не только проявление лояльности к сотрудникам, но и бизнес-потенциал, так как все эти книги пользуются большим спросом у читателей», – говорит Сергей Пепеляев, управляющий партнёр «Пепеляев Групп» – компании, которая, по признанию коллег по цеху, является лидером в сфере книгоиздания среди консультантов.

Во-первых, он позволяет привлечь новых и повысить лояльность старых клиентов – ведь компания публично демонстрирует свою экспертизу и заявляет о себе как об интеллектуальном лидере. Профессионализм можно показать в том числе и иностранным клиентам – так, например, поступает АБ ЕПАМ, в 2010–11 годах принявшее участие в издании книг на английском языке – обзоров законодательства стран СНГ в различных отраслях права.

«Книги были предназначены для иностранных инвесторов и их юридических консультантов», – рассказывают в компании. Проект был успешным, но развития не получил – слишком сложно оказалось администрировать издание сборников с большим количеством участников. В ЕПАМ книги-руководства, которые затрагивают практические аспекты права, публикуются, как правило, под брендом бюро и отвечают задачам позиционирования компании на рынке. Авторами обычно выступают эксперты флагманских практик: судебно-арбитражной, практики международных споров, корпоративного права и M&A.

«Мы верим, что практический опыт, накопленный нашими адвокатами за годы работы по самым разнообразным проектам, будет полезен коллегам в корпоративных правовых департаментах и юридических фирмах. Спрос на книги это подтверждает», – признают в ЕПАМ.

Аналогичным образом рассуждают и в «Пепеляев групп», где ежегодно выпускают сборник статей «Правила для бизнеса», в котором содержится информация о важных для практики судебных спорах и актуальных для бизнеса проблемах правоприменения, а также практические рекомендации по разрешению спорных вопросов. «Эта книга очень ценится нашими клиентами, поскольку ответы на многие юридические вопросы они находят именно там», – отмечает Сергей Пепеляев.

В большинстве случаев книги можно купить, некоторые издания, число которых значительно меньше, – скачать бесплатно. Также компании распространяют книги среди клиентов.

Лидерство и просвещение

Издательскую деятельность консультанты видят и как способ обмена опытом с коллегами – такую цель, судя по ответам представителей юрфирм «Право.ru», преследуют большинство из тех, кто выбирает издательскую деятельность.

В «Пепеляев Групп» убеждены: статус ведущего игрока обязывает уделять внимание не только юридической практике и непосредственно клиентской работе. «Мы стремимся создавать что-то осязаемое, что впоследствии станет достоянием всей правовой отрасли и юридической «классикой». Именно поэтому многие наши юристы преподают в вузах и таким образом передают свои знания и опыт будущим поколениям, именно поэтому мы вкладываемся в популяризацию истории российского права, оказывая поддержку музеям и участвуя в реставрационных и издательских проектах», – говорит Сергей Пепеляев. В прошлом году компания выпустила второй том учебника «Налоговое право. Особенная часть». Его готовили три года, а в работе приняли участие 19 авторов.

В любом случае, у юристов есть опыт, который может быть полезен коллегам, причем самым разным их категориям. Так называемый knowledge-sharing – передача знаний – может иметь несколько уровней в зависимости от подготовленности получателей знания, напоминают в SBP. На базовом уровне это могут быть студенты, для которых в 2015 году Факультет Права НИУ ВШЭ открыл Кафедру практической юриспруденции. На более высоком профессиональном уровне это практикующие юристы, судьи, законодатели – обычный обмен знаниями на этом уровне осуществляется в форме публикации статей, небольших научных материалов, инфографики. И книги – обмен самого высокого уровня. В самой компании пришли к пониманию, что накопленного опыта и знаний хватает, чтобы перейти на новый уровень – публикацию полноценных книг, причем как практических, так и поднимающих глубокие теоретические вопросы, в 2016 году. Как рассказывает управляющий партнер компании Егор Батанов, в практической части в фирме планируют публиковать книги, связанные со специализацией компании, про те инструменты, которые используются в корпоративных конфликтах. Теоретический блок будет уже и в основном связан с вопросами правосудия.

В качестве «пробного шара» SBP уже выпустили перевод на русский язык труда Бенджамина Н. Кардозо «О природе судейской деятельности».

«Несмотря на то, что это глубокий труд первой половины 20-го века, со сложным языком, книга получила успех. Ее экземпляры были направлены на ведущие юридические факультеты России, а также многим практикующим юристам», – делится Егор Батанов.

Менее чем через год советник SBP Радик Лотфуллин выпустил книгу «Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц в банкротстве». Она опубликована в бумажном и печатном форматах, которые распространяются бесплатно (можно скачать по ссылке). «Этот труд призван помочь коллегам с «дебрями» новых норм законодательства и разъяснений Пленума ВС РФ о субсидиарной ответственности», – говорят в фирме.

Одновременно партнёр SBP Сергей Савельев завершил работу над рукописью про прецедент в России, которая готовится к публикации. «Это будет особая книга, призванная зафиксировать достижения ВАС в построении прецедентной культуры в системе арбитражных судов. Суд дал значительное количество материала для исследования, который не должен остаться в небрежении. Книга призвана освежить в памяти юристов образ смелой инновационной власти», – замечает Батанов. Также в течение 2018 года будет подготовлена книга на базе совместного исследования Юлии Михальчук (советника SBP) и Дмитрия Степанова (партнера АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»), касающегося взыскания убытков с директоров. В самом начале работы сейчас книга Сергея Коновалова, а также новый труд Радика Лотфуллина, но раскрывать публично тематику новых публикаций в компании пока не готовы.

В АБ «Бартолиус» содействию издательской деятельности, как монографических изданий, так и серьезных научных журналов, посвятили уже более 10 лет. «Бумажная версия книг для юристов всегда – или еще очень долго – будет актуальной, поскольку в отличие от просто литературы мы читаем ее с карандашом, маркером и часто возвращаемся к книге в своей работе спустя много лет после первичного прочтения», – говорит Юлий Тай, управляющий партнер АБ «Бартолиус».

Компания – пример того, что издание книг может быть логическим продолжением научной работы, которая ведется сотрудниками компании. В бюро 7 человек имеют научные степени, занимаются наукой и преподаванием юридических дисциплин, объясняют в фирме. «Кроме того, все партнеры Бюро библиофилы (каждый имеет очень богатую личную библиотеку, а также и офисную), нас очень вдохновляет личный пример выдающегося юриста и ученого Владимира Саурсеевича Ема, который своим самоотверженным двадцатилетним подвигом книгоиздания, в том числе легендарной серии «Классика российской цивилистики», продемонстрировал, как это можно и нужно делать, а главное, к каким положительным изменениям в сознании молодых юристов это приводит», – говорит Юлий Тай.

Основной стимул в книгоиздании для консультантов компании, по его словам, – это желание донести знания до российских юристов, как молодых, так и уже опытных, и через этот процесс повысить уровень как доктринальной, так и практической профессиональной дискуссии.

С другой стороны, подобная деятельность на пользу и самим авторам, признают консультанты. «Работа над монографиями, равно как и над главами в сборных комментариях к законам и учебникам, развивает аналитические навыки и навыки структурирования информации, поэтому мы всегда приветствуем такие инициативы экспертов», – говорят в ЕПАМ.

Благотворительность, культура и хобби

Просвещение и заявку на лидерство можно совместить и с другими целями – например, с благотворительностью, как делают в компании «Некторов, Савельев и партнёры». «Мы продвигаем концепцию умной благотворительности. То есть мы стимулируем и «приучаем» юридическое сообщество тратить часть денег, даже не всегда своих, а, например, клиентских, на благотворительность. Кто, если не мы с вами?» – говорит управляющий партнер «Некторов, Савельев и партнёры» Александр Некторов.

За последнее время в компании выпустили пару небольших брошюрок-книг, которые распространяются в обмен на взнос любой суммы в детский благотворительный фонд (книги можно скачать за пожертвование здесь или здесь), провели крупную юридическую конференцию в сфере ретейла (совместно с юридическими фирмами Gaffer&Gaffer и Arta, сейчас – «Косенков&Суворов»). NSP вдохновляют на благотворительность успехи коллег по рынку: «Впечатляет такой классный проект, как Legal Run. Это не совсем соответствует нашей концепции «умной благотворительности», но это работа, которая заслуживает уважения, и мы год от года стараемся поддерживать это мероприятие».

«Пепеляев Групп» реализует и культурно-исторические издательские проекты с Государственным историческим музеем. В 2017 году в рамках этого сотрудничества вышел альбом «Старинные грамоты: первые документы российского права», содержащий наиболее значимые грамоты, большая часть из которых никогда не публиковалась (эту и другие книги можно приобрести по ссылке). Сейчас уже идет работа над следующим альбомом, выход которого запланирован на конец 2018 года, рассказали в компании.

«Грамоты – древнейший вид юридических документов в России. Они не только несут в себе глубокое историческое значение и серьезную правовую ценность, но еще и являются произведениями искусства с точки зрения художественного оформления. Это мы и продемонстрировали на страницах альбома. В книге представлены наиболее значимые грамоты, большая часть из которых никогда не публиковалась», – говорит Пепеляев о совместном с музеем проекте.

«При выборе, какую конкретную книгу мы хотим издать, руководствуемся, конечно, очень субъективной и рациональной оценкой, научной и практической ценностью, актуальностью и пользой для юристов», – говорит о своем видении вопроса Юлий Тай. Однако в юридическом книгоиздании есть место и развлекательной литературе. Так, в Адвокатском бюро «ЗКС» на сегодня издана одна книга, и это не научная монография, а сборник рассказов на юридическую и околоюридическую тематику под названием «Уголовно-правовые хроники». Автор рассказов – партнёр компании Андрей Гривцов.

«Все началось с обычного хобби: иногда в свободное от работы время я делал какие-то литературные наброски и выкладывал их в социальные сети. Многим читателям нравилось. И вот, когда литературного материала накопилось достаточно, и была издана книга», – рассказывает он. «Получилась ли книга, решать читателям, но этот опыт однозначно следует признать полезным, а хобби увлекательным», – говорит Гривцов и подчеркивает, что основная заслуга принадлежит его коллегам.

Пока же бюро планирует издание еще одной книги – «уже серьезной», замечает Гривцов. Она должна быть посвящена практическим рекомендациям для адвокатов, специализирующихся на защите по уголовным делам. «Планируется, что книга будет состоять из разделов с практическими рекомендациями по защите на каждой стадии уголовного судопроизводства. Пока что мы с партнерами работаем над материалом, и, надеюсь, за несколько лет таковой будет накоплен. Хочется, чтобы будущая книга оказалась полезной для молодых коллег, только постигающих основы уголовной защиты», – отмечает он.

Наталья Черненко* решила получить деньги за некачественный товар. Для этого пришлось подать в суд. Ответчиком выступало ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», от которого в суде потребовали вернуть стоимость некачественного товара, неустойку, компенсировать моральный вред и возместить судрасходы.

19 декабря 2016 года первая инстанция, Комсомольский районный суд Тольятти, решила частично удовлетворить требования заявительницы. Компания не согласилась с решением и попыталась его оспорить, но столкнулась с проблемой. Жалоба, поданная спустя более чем месяц, который дается по закону на апелляцию в подобных делах, оказалась в суде позже, чем следовало. Хотя представитель компании просил восстановить пропущенный срок, в Самарском областном суде ему отказали. Заявитель указал как уважительную причину пропуска срока то, что мотивировка пришла из суда слишком поздно, но в апелляции решили, что у стороны было достаточно времени для подготовки жалобы.

Две инстанции согласились, что при подобной хронологии событий об уважительности причин пропуска срока обжалования говорить не приходится. Ведь компания получила копию решения за неделю до окончания срока обжалования, и суды заключили, что у нее была возможность подать на апелляцию вовремя. Кроме того, суды сослались на то, что апелляционная жалоба в нарушение гл. 39 ГПК была направлена не в районный суд, а в Самарский облсуд, но это не будет уважительной причиной для пропуска срока обжалования.

Однако Коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с таким подходом (дело № 46-КГ18-3). В определении по делу ВС напомнил сроки обжалования и указал, как работает институт восстановления процессуальных сроков. Право на восстановление срока по уважительным причинам сторона, пропустившая его, может возобновить в соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК. Как конкретно применять указанные нормы, разъясняет п. 8 Пленума ВС № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

ВС напомнил: у суда есть не более пяти дней со дня принятия решения на то, чтобы выслать копии решения участникам дела, которые не присутствовали на судебном заседании. Однако в суде составили копию решения на день позже, а отправили его еще через 15 дней. У ответчика не было достаточно времени, чтобы подготовить жалобу и направить ее вовремя, заключили в ВС: несвоевременное составление и направление мотивировки исключает возможность соблюдения процессуальных сроков для участника спора.

* имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Главный вопрос в деле

Можно ли оспорить размывание заложенных акций по банкротным правилам, или действуют корпоративные нормы с трехмесячным сроком исковой давности?

УК «Регионгазификация» взяла 183 млн руб. взаймы у «Росгазификации», а в обеспечение заложила свой единственный ценный актив – акции ЗАО «Теплоцентраль Белокуриха» в количестве 63,1%. В конце 2014 года, когда в отношении заемщика ввели наблюдение, он как мажоритарный акционер принял решение о допэмиссии. Акции по закрытой подписке достались офшору Finesse Services Corporation, а заложенный пакет размылся до 2,6%.

Решение общего собрания акционеров о допэмиссии надо признать недействительным по банкротным правилам, ведь оно маскировало продажу акций офшору за 300 000 руб. вместо рыночных 39 млн руб. А 63,1% акций теплоцентрали должны вернуться в залог «Росгазификации». Такие требования в 2016 году подали конкурсный управляющий банкрота Владимир Широков и «Росгазификация» в рамках банкротного дела УК «Регионгазификация».

Решения общего собрания акционеров оспариваются по корпоративным, а не банкротным правилам. К тому же, тут действует специальный трехмесячный срок исковой давности. Истцы его пропустили.

Позиция трех инстанций

Поддержали ответчиков. Требования управляющего надо рассматривать в отдельном деле по корпоративным правилам. Допэмиссия проводилась не должником и не за счет средств должника, а это не позволяет оспорить ее в рамках банкротства.

Позиция верховного суда

Решение общего собрания акционеров другого лица (не должника) и его допэмиссию нельзя оспорить в банкротстве – по общему правилу. Но в исключительных случаях это возможно, если корпоративные процедуры используются с единственной целью – причинить вред кредиторам должника. Здесь же должник как мажоритарий фактически управлял дочерним обществом и принимал решение о допэмиссии. Злоупотреблял ли он правом – надо выяснить при новом рассмотрении дела.

В деле банкротные отношения столкнулись с корпоративными. По сути, должник в преддверии банкротства передал принадлежащий ему мажоритарный пакет акций дочернего общества иному лицу, не получив ничего взамен. Формально это было решение общего собрания «дочки» об допэмиссии. Конечно, такое отчуждение основного ценного актива, еще и заложенного, повлияло на интересы кредиторов должника. Несмотря на законодательное сближение правового режима оспаривания сделок и решений общего собрания, Верховный суд все же сделал важную оговорку об исключительности ситуации, при которой корпоративное решение может быть оспорено как сделка по банкротным основаниям.

Ирина Николаевна* закончила юридический колледж, затем – один из ведущих юрвузов страны, два года отработала секретарем в суде, девять лет – помощником, а затем была назначена мировым судьей. Спустя три с лишним года, в октябре 2017 года, она получила должность в одном из районных судов. Там она рассматривает гражданские дела.

Суд, в котором работает Ирина Николаевна, несколько лет назад переехал в новое, большое, отдельно стоящее здание. Теперь у каждого судьи есть свой просторный зал заседаний (несколько из них оборудованы системой видео-конференц-связи), личный кабинет и отдельная совещательная комната, у сотрудников прокуратуры – комната прокуроров, у других участников процесса – помещения для свидетелей и медиаторов. Однако фактически мало что используется по назначению. Свидетельская оказалась завалена какими-то вещами, а комната для медиации превращена в комнату для ознакомления с делами. «После 1 января 2011 года, когда заработал закон о медиации, в суде появился такой медиатор. Он активно рекламировал свои услуги, однако, насколько мне известно, ни одно дело не было разрешено с его помощью. Сейчас медиатор раз в неделю проводит у нас в суде бесплатные консультации, но я сомневаюсь, что к нему часто обращаются», – рассказала судья. Отдельными совещательными комнатами обычно тоже не пользуются – в большинстве из них еще нет компьютеров, а значит, напечатать решения там невозможно. И только в комнате прокуроров кипит работа – там все необходимое оборудование установлено, а на столах разложены документы. «Хотя многие помещения суда не используются, все равно работать в таком здании – одно удовольствие. До переезда судьи разрешали дела прямо в своих кабинетах», –рассказала судья.

Все залы и коридоры нового суда – в видеокамерах, которые ведут непрерывную запись, отображаемую на мониторах судебных приставов. Звук не записывается, поэтому каждому судье выдали персональный диктофон – для ведения аудиопротоколирования. За самими служителями Фемиды наблюдают через камеры персональных компьютеров, но эта запись уже не для приставов, она хранится на сервере и просматривается, только если в этом возникает необходимость.

Кабинеты судей – это табу, посетителям запрещено туда заглядывать. «Сейчас рядовые судьи вообще не ведут прием граждан – это запрещено. Принимает только председатель суда и его заместители», – рассказала Ирина Николаевна. Однако к секретарям и помощникам граждане обращаются постоянно: то сообщить о своем присутствии, то ознакомиться с материалами дела, то задать вопрос, то забрать повестку. За 20 минут, пока судья находилась в совещательной, к секретарю заглянули четыре посетителя.

Секретари и помощники – отдельная боль для каждого судьи. «В федеральном суде зарплата секретаря с минимальным опытом работы составляет около 12 000 руб., помощника – до 15 000 руб. В конце года или перед праздниками им могут выдать небольшую премию. В мировых судах зарплата секретарей и помощников (они там называются руководителями аппарата суда) почти в два раза больше. Еще один плюс – многим из них государство оплачивает обучение. Тем не менее на таких условиях никто работать не хочет, почти в каждом суде есть свободные вакансии. Мне повезло: у меня и помощник, и секретарь. Правда, секретарь сейчас на экзаменах, и помощник работает за двоих», – рассказала судья.

В 2016 году Пленум Верховного суда предлагал выделить судебную службу как особый вид государственной и даже подготовил соответствующий законопроект. В нем прописано, что сотрудники аппарата получат особые социальные гарантии, но главное – более высокий заработок. Однако комиссия Кабмина по законопроектной деятельности дала отрицательный отзыв на законопроект (см. «Правительство против появления «судебных чиновников»). С февраля 2017 года документ находится на рассмотрении профильного думского комитета по госстроительству и законодательству под председательством Павла Крашенинникова и еще не прошел ни одного чтения в Госдуме (см. «Глава Суддепа рассказал, как решить проблему комплектования судов»).

Время работы суда: с понедельника по четверг с 09:00 до 18:00, в пятницу – с 09:00 до 16:45, суббота и воскресенье – выходные. Ирина Николаевна признается: «С момента назначения федеральным судьей я забыла об отдыхе, за все время ни разу больничный не брала. Не то, чтобы нагрузка у мировых и федеральных судей разная, – нет, примерно одинаковая. Но из-за того, что теперь я рассматриваю дела других категорий, приходится тратить много времени на изучение законодательства и практики. Полгода назад у меня вообще ни на что времени не хватало, сейчас стало полегче. Уверена, еще через полгода я уже буду все успевать».

Сегодня назначено 15 дел: с 09:40 до 16:30 с перерывами 20–30 минут между каждым. В 08:50 судья уже была на работе: проверяла протоколы и знакомилась с вновь поступившими материалами. «Мне за последние несколько дней передали на рассмотрение 110 новых исков – это из-за того, что многие судьи сейчас уходят в отпуск. Всего у меня в производстве около 250 дел», – сообщила Ирина Николаевна. По ее словам, 200 дел – это привычная картина: «У всех судей такая нагрузка». При этом в течение пяти дней со дня поступления иска суд должен принять его к производству, а до истечения двух месяцев – рассмотреть и разрешить (ст. 133, 154 ГПК).

В ближайшее время у судьи запланирован трехнедельный отпуск: «Но поехать куда-нибудь вряд ли получится: недели две точно буду отписывать решения. Я всегда выношу резолютивки, а уже потом готовлю полный текст. Мне кажется, все так делают». На изготовление мотивированного решения суду дается еще пять дней (ч. 2 ст. 199 ГПК).

Многие типовые решения пишут помощники, но тут все зависит от их квалификации и нагрузки. Дела посложнее судьи оформляют сами. На написание мотивировочной части решения, по словам судьи, может уйти от 10 минут до нескольких дней в зависимости от сложности дела: «Во время рассмотрения спора я карандашом на полях ставлю всякие галочки, крестики и прочие понятные только мне обозначения, чтобы, ориентируясь на них, потом быстрее отписать решение. Но если со дня оглашения прошло уже много времени, обстоятельства все равно забываются, и потом приходится заново изучать материал». Этим судья обычно занимается по пятницам и во внерабочее время: «Я стараюсь не назначать дел на пятницу – этот день занят утренним совещанием у председателя, которое длится от получаса до часа, и оформлением решений. Плюс секретарям и помощникам тоже нужно время, чтобы привести в порядок материалы дел, оформить протоколы заседаний, напечатать повестки и запросы. Пятница для этого идеально подходит». Но иногда и этот день оказывается занят – каждые полтора-два месяца необходимо ездить на совещания и обучающие семинары в вышестоящий суд.

Ровно в 09:40 судья появилась в зале и огласила решение – само дело было рассмотрено днем ранее. Затем началось предварительное слушание. Объявление состава суда, зачитывание прав, заявление ходатайств и дача пояснений заняли в среднем 15–20 минут. В этот день было несколько предварительных заседаний, остальные дела рассматривались по существу. Как правило, по каждому спору приходило около двух-трех человек, многие выступали без представителей, свидетелей не приводили, вели себя достаточно спокойно, от участия в прениях отказывались. По пяти делам на стороне ответчика был один и тот же человек – представитель страховой компании, которая находится на территории, подсудной этому суду.

В среднем каждое заседание длилось 20–30 минут, вынесение и оглашение решения – еще столько же. «Вообще, все индивидуально. Если я для себя уже поняла, какое будет решение, то могу удалиться в совещательную комнату на 3–5 минут – этого времени обычно достаточно, чтобы напечатать резолютивку. А вот если дело сложное, могу и час провести за изучением всех обстоятельств», – говорит Ирина Николаевна. После того, как она оглашала решения, кто-то из участников процесса благодарил за справедливый суд, другие интересовались, куда и в какой срок можно подать жалобу.

Сразу по нескольким делам пришлось объявлять пятиминутные перерывы – адвокаты никак не могли рассчитать и озвучить сумму требований. «Не так давно в гражданском процессе появилась возможность объявлять перерывы. Это очень удобно. Теперь я объявляю перерывы для примирения сторон, уточнения позиции по спору, предоставления дополнительных документов или когда мне самой нужно время для того, чтобы изучить законодательство по рассматриваемому вопросу», – рассказала Ирина Николаевна. За время перерывов она успевала выполнять какие-то небольшие дела, например, подписывать запросы и исполнительные листы.

С 13:00 до 13:45 обед, который у судьи занял около получаса – благо, столовая находится прямо в здании. Она открыта для всех, и судьи здесь обедают бок о бок с посетителями, однако ни в какие разговоры не вступают.

После обеда отправление правосудия продолжилось. Несмотря на активную работу в течение всего дня, график рассмотрения дел потихоньку сдвинулся, и последнее заседание началось минут на 40 позже, чем планировалось. В 17:50 из зала вышли последние участники процесса. Всего за день из 15 дел 9 было разрешено с вынесением решения, 2 – прекращено, 1 – приостановлено в связи с назначением экспертизы, 1 – отложено и по двум назначено основное заседание. Ни одного мотивировочного решения написано не было.

Домой судья ушла ближе к 19:00, заявив, что сегодня можно закончить и пораньше. Сегодня она отработала 10 часов.

pravo.ru

Еще по теме:

  • Период уплаты налога на имущество физических лиц Какой срок уплаты налога на имущество физических лиц? Отправить на почту Срок уплаты налога на имущество физических лиц определен в положениях НК РФ. Но возможны случаи, при которых он может меняться. Рассмотрим такие сценарии. Как определяются сроки уплаты налога на имущество физлиц Установленный законом и […]
  • Самые распространенные преступления в мире Самые "популярные" преступления в городе – кражи и оборот наркотиков В Петербурге и Ленобласти за период с января по июль 2012 года произошло 31 тыс. 61 преступление. Об этом сообщает территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Петербургу и Ленинградской области . Лидер в преступлениях — […]
  • Основания для передачи дела на рассмотрение третейского суда Передача спора в третейский суд из арбитражного судопроизводства Передача экономических споров из арбитражного судопроизводства на разрешение в третейский суд порядок и условия допустимости? Ответы юристов (5) Здравствуйте, необходимо заключать соответсвующее третейское соглашение.В принципе до вынесения решения […]
  • Штраф на ип за продажу алкоголя без лицензии 2018 Предприниматель получает разрешение на продажу алкоголя, которое активно максимум 5 лет. Быстрее всего получить и дешевле стоимость лицензии на год, а действует она для ресторанов, буфетов, кафе и других учреждений. Оптовым продавцам необходимо обзавестись соответствующей лицензией для торговли горячительными […]
  • Основные теории и законы химии 1 Основные понятия и законы химии. Теория строения атома (8 ч) Основные понятия химии Главная > Документ (3 ч в неделю, всего 102 ч, 10 ч — резервное время) Теоретические основы общей химии Основные понятия и законы химии. Теория строения атома (8 ч) Основные понятия химии. Атом. Вещество. Простые и слож­ные […]
  • Правила заполнение декларации по ндс 2018 Как заполнить декларацию НДС на примере за 2018 НДС ДЕКЛАРАЦИЯ 2017 - 2018. ПРИМЕР ЗАПОЛНЕНИЯ В соответствии с п.5 ст.174 НК РФ, декларация по НДС предоставляется в срок не позднее 25-го числа месяца , следующего за истекшим налоговым периодом. Но, если последний день срока приходится на день, признаваемый в […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.